Фашисты хотели сровнять Кронштадт с водой, но город выстоял

Остров затонувших кораблей

Кронштадт – единственный из малых городов СССР, упомянутый в плане Барбаросса. Лишь после захвата Кронштадта и Ленинграда фашисты планировали заняться столицей. Поэтому с первых же дней войны вражеская авиация и артиллерия сосредоточились на острове Котлин. Уже в начале четвертого утра 22 июня 1941 года Кронштадт атаковали двенадцать «юнкерсов». Зенитки с фортов Обручев и Первомайский отогнали их. В эту ночь были сбиты два первых самолета противника. Но это была только разведка.

Фашисты хотели сровнять Кронштадт с водой, но город выстоял
На защите Кронштадта.

По настоящему за Кронштадт взялись в сентябре. С четырнадцатого начались обстрелы каждого крупного корабля из тяжелых орудий, с шестнадцатого – атаки авиации. Двадцать первого к городу прорвалось 180 самолетов со свастикой, они сбросили более пятисот бомб. По воспоминаниям очевидцев, вода в гаванях кипела от взрывов, а земля тряслась, словно во время землетрясения. Были разрушены водопроводная и электростанция, канализация и телефонная сеть, превратились в развалины двадцать жилых домов, серьезно пострадали два цеха и шлюпочная мастерская Морского завода, там погибло пятьдесят человек.

Советское командование срочно перебросило в Кронштадт полк истребителей ПВО. И следующие налеты уже не имели таких трагических последствий. Зато с 26 сентября начались ежедневные обстрелы.

Продукты для Ленинграда

18 июля 1941 года в Кронштадте ввели карточки. Норма хлеба – такая же, как и в Ленинграде. А вот ситуация с продовольствием в городе-крепости все же была получше. Во многом благодаря тому, что именно отсюда обычно стартовали различные морские экспедиции. В Кронштадте они снаряжались, а значит, именно здесь хранились все необходимые припасы. Склады – их называли провиантскими магазинами – построили так, что не требовалось никаких холодильников и при этом продукты не портились годами. Внутри всегда держалась температура плюс шесть градусов, помещения хорошо проветривались. За всю войну в провиантские магазины ни разу не попал прямой снаряд. И это при том, что из 580 зданий, имевшихся на острове, 440 были повреждены снарядами и бомбами или разобраны на дрова.

Фашисты хотели сровнять Кронштадт с водой, но город выстоял
Разборка развалин здания на улице Интернациональной. Кронштадт. 1941 год

Своими запасами город поделился с голодающим Ленинградом. Зимой 1941 года, когда Ладога еще не замерзла и Дорога жизни не действовала, кронштадтцы отправили соседям более трех тысяч тонн продуктов. А вот самому Кронштадту помощи ждать было неоткуда. Поэтому еще летом 1941 года райком партии распорядился использовать под посадки все свободные земли. Работники госпиталя получили за городом 4,5 гектара земли, очистили его от камней и засадили картофелем. Разбили грядки на каждом свободном клочке земли на территории госпиталя. И хотя работа в госпитале отнимала почти все силы, за три года войны медперсонал вырастил двести тонн овощей.

Были созданы рыболовецкие бригады, которые уходили в море, несмотря на постоянные обстрелы. А когда всю более-менее крупную рыбу выловили, горожан спасла маленькая рыбка колюшка. Она настолько мала, что в мирное время рыбаки даже на корм коту не взяли бы ее. Но в блокадные годы этой колючей рыбешке были рады. Из нее варили уху, перемалывали и делали котлеты, вытапливали рыбий жир.

Из домохозяйки в такелажницы

Морозы зимой 1941 года доходили до сорока с лишним градусов. В искалеченных бомбежками цехах Морского завода было ненамного теплее. Половину рабочихсвалили голод и болезни. Оставшиеся продолжали работать за двоих, за троих. Если полистать подшивку газеты «Рабочий Кронштадта» за военные годы, то буквально в каждом номере – заметка о трудовом подвиге какого-либо рабочего или бригады.

Обессилевшие от голода женщины управлялись с тяжеленными формами для металла. Елизавета Сизова пришла в цех мужа и стала литейщицей, как и он. А Вера Яковлева пошла на завод вместо своего супруга, ушедшего на фронт. Уже через несколько месяцев она стала одной из лучших такелажниц. Ей было трудно не только физически. На сердце было нелегко – дома один оставался восьмилетний сын, а женщина порой работала целыми сутками. Многие рабочие вообще были на казарменном положении и навестить семью могли только с разрешения начальника. Ценой такой героической работы за годы войны было отремонтировано 615 военных и дополнительных судов.Не меньше героизма проявили моряки Кронштадта. Через минные поля, под обстрелами, сквозь льды они эвакуировали восьмую армию с Ораниенбаумского плацдарма. Спасли от верной смерти на изолированных участках фронта около 170 тысяч бойцов. Под самым носом у немцев перевезли в Кронштадт, Ленинград и Ораниенбаум большое количество орудий, автомашин, тракторов и других оборонных грузов. И таких операций были десятки.

Фашисты хотели сровнять Кронштадт с водой, но город выстоял
Балтийцы! Ночью и днем бейте врага смертельным огнем!

А артиллерия Кронштадта! Без нее Ленинград был бы стерт с лица земли, как это и планировал Гитлер. Орудия фортов и кораблей отвечали вражеской артиллерии уже через минуту после ее первого выстрела. Без огневой поддержки не состоялся бы прорыв блокады и освобождение Выборга.

Душа просила песен. Может показаться, что, кроме боев и героического труда, в жизни кронштадтцев ничего не было, но это не так. Петр Казаев, служивший во время войны в Кронштадте, вспоминает:

– В любую погоду на танцы бегали и за девушками ухаживали. В офицерском клубе нам выдавали талоны на питание – сорок граммов водки и ложка винегрета в день на одного человека. Так мы эти талоны собирали всю неделю, а потом по очереди в ДОФ ходили «на все». Вот так сходишь в клуб, поешь как следует, девушку свою накормишь, а потом сидишь целую неделю на голодном пайке, честно ждешь своей очереди.

Фашисты хотели сровнять Кронштадт с водой, но город выстоял
https://visitkronshtadt.ru/kronshtadt-1941-1945

В своей книге знаменитая певица Галина Вишневская тоже пишет о том, как хотелось посреди войны хоть минутки мирной жизни: «Рядом с нашим домом расквартирована морская воинская часть, и у них свой джаз-оркестр. После целого дня тяжелого неженского труда (особенно для меня, подростка), бывало, еле доберешься до дому. Да молодость – великая сила: через пару часов я уже бегу на репетицию в джаз-оркестр, к соседям-морякам. Вечерами давали концерты на кораблях, в фортах вокруг Кронштадта, в землянках».

К примеру, приехав на четвертый Северный форт, труппа застряла там на семнадцать дней из-за штормов. На форте Южный после выступления оказалось, что лед залило талой водой. Но артистов уже ждали на другом форте, поэтому они по щиколотку в ледяной воде шли восемь километров. Однажды труппа отправилась на дальний форт на грузовике по льду. Борт грузовика открылся, и два артиста выпали. Один сломал руку, другой сильно ушибся. Но они дошли до форта пешком и дали спектакль. Ведь нельзя же было его отменить – зрители, а это был экипаж подводной лодки, добирались на него, рискуя жизнью.

Героически работали не только артисты. Костюмер Шеберг в 35-градусный мороз один на санках перевез все декорации для спектакля из Кронштадта на форт, находящийся в тридцати километрах. А актрисы находили в себе силы выступать, после того как весь день работали санитарками в госпитале. 21 июля 1943 года труппа театра получила медали «За оборону Ленинграда». За время войны она дала полторы тысячи спектаклей и концертов.

Их именами названы

Улица Алексея Лебедева (1912-1941). Участвовал в боях с белофиннами на эскадренном миноносце «Ленин». Когда началась война, Алексей служил штурманом на подводной лодке «Л-2», базировавшейся в Кронштадте. 12 ноября 1941 года при выполнении боевого задания лодка дважды подорвалась на минах и затонула.

Улица Всеволода Вишневского (1900-1951). В петербургской гимназии он был редактором журнала «Из-под парты». Но тут началась Первая мировая, и он в четырнадцать лет убежал добровольцем на фронт. Стал юнгой на Балтийском флоте, прошел всю войну, получил три георгиевские награды. В 1917 году Вишневский участвовал в Октябрьском восстании в Петрограде, потом воевал в Гражданскую. Но литературную деятельность не забывал. Известность ему принесли пьесы «Первая Конная», «Мы из Кронштадта», «Оптимистическая трагедия». В 1939 году в качестве военкора «Правды» отправился на финский фронт. А в 1941-1942 годах работал в осажденном Ленинграде. Пережил все тяготы блокады. Летом 1942 года написал пьесу «Раскинулось море широко» для единственного оставшегося в городе Театра музыкальной комедии. Премьера спектакля состоялась 7 ноября 1942 года.

Улица Юрия Инге (1905-1941).Начало войны застало его в Таллине, где он служил при штабе флота. 22 июня он находился на минном заградителе «Марти». За несколько часов он написал поэму «Война началась». В тот же день ее прочитали по ленинградскому радио сразу после правительственного сообщения о начале войны. Погиб при переходе из Таллина в Ленинград. 28 августа 1941 года фашисты торпедировали корабль «Вальдемарас», на борту которого находился Юрий. В освобожденном Таллине были обнаружены документы гестапо – имя Инге значилось в списке заочно приговоренных к смерти. Его стихи фашисты считали не менее опасными, чем оружие.

Фашисты хотели сровнять Кронштадт с водой, но город выстоял
Здание Центральной библиотеки в Кронштадте. Январь 1942 года

Блокадные адреса

Морской собор – гордость и в то же время беда Кронштадта.Даже в самую пасмурную погоду этот исполин был прекрасным ориентиром для вражеской авиации и артиллерии.Но и наши военные пользовались его «ростом». На куполе постоянно дежурили корректировщики огня.

Военно-морской госпиталь. Начальник приказал найти брезент, на белом поле изобразить красный крест и растянуть его на крыше главного здания. Он хотел напомнить неприятелю о Женевской конвенции, запрещавшей бомбить медицинские учреждения. Но 21 сентября 1942 года бомбы сыпались на госпиталь одна за другой. Вся северо-западная часть корпуса обрушилась, под обломками погибли 53 человека, в том числе тринадцать врачей, медсестер и других сотрудников госпиталя, 58 человек получили ранения. Для фашистов крест являлся точкой прицела, а на конвенцию они плевали. Полотнище с крыши быстро сняли. Когда после войны подвели итоги, выяснилось, что из тех, кто лечился здесь, 96,8 процента выздоравливали. Таких показателей не имел ни один госпиталь всей Второй мировой войны!

Перед самой войной здесь открылась школа № 9. Всего один учебный год проучились в ней ребята. Когда началась война, в здании разместили  эвакогоспиталь № 2016. Сюда доставляли раненых, оперировали, перевязывали, а спустя несколько дней увозили их по малой Дороге жизни в Лисий Нос.

– Раненых поступало много, – вспоминает медсестра Александра Виноградова. – Приходилось быть на ногах по двое-трое суток. За всю войну в здание госпиталя не попал ни один снаряд или бомба. Но однажды снаряд упал во дворе. Его осколок, пробив стекло, влетел в операционную и ранил хирурга, который в этот момент делал операцию.

Автор благодарит сотрудников Музея истории Кронштадта и Музея «Музы не молчали».

Источник

Пример HTML-страницы
9

Публикация:

не в сети 5 дней

Янус Полуэктович

Фашисты хотели сровнять Кронштадт с водой, но город выстоял 3 389
Существующий одновременно в двух воплощениях — как администратор А-Янус и как учёный У-Янус.
Янус Полуэктович Невструев — единый в двух лицах директор института и политолог блуждающий в прошлом и будущем!
Комментарии: 13Публикации: 562Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!