Почему «Алису в стране чудес» можно понять только в зрелом возрасте…

Есть детские книги, к которым хочется возвращаться даже в зрелом возрасте, перечитывать их, открывая новые смыслы, которые были упущены при первом прочтении. Одной из таких книг, безусловно, является «Алиса в Стране чудес», которую несправедливо причисляют исключительно к детской литературе.

Я заметил, что сейчас ее читать даже интереснее, чем в детстве, а все благодаря таланту Льюиса Кэрролла, который сумел завернуть сложное абсурдистское содержание в обертку детской сказки.

Помимо необычных персонажей и парадоксальной логики, в этом тексте можно обнаружить сразу несколько философских концепций, которые позволяют нам понять работу языка и человеческого мышления. Какие? Давайте посмотрим.

Пара слов о книге

«Алиса в Стране чудес» – произведение английского математика Чарльза Лютвиджа Доджсона, больше известного как Льюис Кэрролл. Преподаватель Оксфорда, священнослужитель и фотограф-любитель, Кэрролл был довольно замкнутым и застенчивым человеком, неуютно чувствующим себя в окружении взрослых.

Гораздо свободнее Кэрролл ощущал себя в компании детей, которым и посвящал свои немногочисленные литературные шедевры. «Алиса в Стране чудес» была написана для конкретной Алисы, девочки 11 лет, дочери вице-канцлера Оксфорда. Кэрролл любил с ней гулять и рассказывать ей абсурдные сказки, которые она однажды попросила записать. Так и появилась «Алиса в Стране чудес».

Через семь лет Кэрролл напишет продолжение – «Алису в Зазеркалье», где путешествие Алисы продолжится в не менее сюрреалистичном мире. Мы будем использовать примеры из обеих книг, т.к. Кэрролл выстраивает их по схожему принципу.

Как читать «Алису»?

Перед тем как перейти непосредственно к «Алисе», нам нужно понять, как именно мы можем читать книги. Итальянский философ Умберто Эко выделил два вида читателя: эмпирического и идеального. Идеальный читатель – это тот, кто относится к книге как к тексту: понимает, как она устроена, что делает писатель и какими способами вызывает у нас определенные чувства и эмоции. Т.е. идеальный читатель видит, как создан текст. Эмпирический же читатель полностью погружается в произведение и следит за его сюжетом, не отдавая себе отчет в том, как именно оно построено.

В детстве мы, как правило, читаем «Алису в Стране чудес» как эмпирический читатель, полностью погружаясь в сюрреалистичный мир этой сказки. Я же предлагаю посмотреть на этот текст как идеальный читатель. И вот тут «Алиса в Стране чудес» раскроется для нас по-настоящему.

Парадоксальность смысла

Льюис Кэрролл – профессор математической логики, и главный смысл «Алисы» лежит именно в области логических парадоксов. С виду все просто: Кэрролл создает волшебный мир, в котором творится полный абсурд. Но давайте присмотримся к нему внимательнее.

Мир этой сказки отличается от нашего не просто внешне, но и внутренне. И дело не в разговаривающих животных и странных играх, дело в том, что в нем не работают законы нашей логики. Но это не значит, что этот мир полностью погряз в хаосе. Логика внутри этого мира, безусловно, есть, просто она не такая, как у нас. Например, часы Шляпника там всегда показывают день недели, поскольку у него всегда 6 часов вечера. Это его наказание за то, что он пытался «убить время», а Время на это обиделось.

Кэрроллу было не интересно просто придумать волшебный мир, он досконально продумал его парадоксальную логику, которая не похожа на нашу, но при этом внутренне непротиворечива.

Философия языка

Одна из самых ярких особенностей «Алисы в Стране чудес» – язык этого произведения. Кэрролл не просто придумал множество новых слов и забавных рифм, но и показал с помощью языка границы нашего мышления.

Если присмотреться, то весь текст Кэрролла состоит из игр с четко установленными правилами (карты, охота, шахматы), и язык для него – такая же игра. А правила этой игры можно менять и нарушать. Именно с помощью двусмысленности языка Кэрролл создает абсурд мира «Алисы в Стране чудес».

Уже в XX веке философ Людвиг Витгенштейн в работе «Философские исследования» покажет, что смысл слов зависит только от контекста их употребления. Эту же идею Кэрролл иллюстрирует в тех сценах, где Алиса пытается поговорить с жителями Страны чудес. Каждый раз ей указывают на неправильность ее речи, и Алиса как будто вынуждена заново выстраивать понимание мира, в который она попала. Особенно это заметно в сценах разговора за Безумным чаепитием.

«– Все понятно! – с торжеством сказал Шляпа. – Провести время?! Ишь чего захотела! Время не проведешь! Да и не любит он этого! Ты бы лучше постаралась с ним подружиться – вот тогда бы твое дело было… »

Мы привыкли к определенной работе слова, но это просто привычка. В «Алисе» Кэрролл как раз и демонстрирует это внутреннее противоречие языка.

Вслед за ним лингвистика XX века покажет, что значение и форма слова связаны совершенно произвольно. То есть нет никакой прямой связи между словом «стол» и тем, что мы подразумеваем. Мы понимаем друг друга только потому, что у нас принято словом «стол» обозначать именно стол, а не кота.

Кто Вы?

Интересно, что разрушение связи между предметом и его значением носит порой экзистенциальный характер. Алиса постоянно сталкивается с невозможностью узнать, кто она такая, и определить себя.

Так, Белый Кролик путает Алису с его горничной Мэри Энн, цветы Зазеркалья принимают Алису за другой цветок, а Шалтай-Болтай находит, что она похожа на всех людей сразу, и в ней нет ничего уникального. Но самым показательным моментом является встреча с Гусеницей, где Алиса не может ответить на прямой вопрос: «Кто вы?».

По мнению Кэрролла, язык – это социальный договор. И в мире другой логики, логики парадокса, наша привычная коммуникация не работает.

Это хорошо заметно по общению с близкими людьми, когда в вашем разговоре слова приобретают те значения, которые другим людям неизвестны. И сторонний человек, который услышит ваш разговор, даже если он понимает язык, не поймет смысл вашей беседы.

То же самое мы видим на примере Алисы. Она не часть мира Страны чудес, поэтому она не может понять ее жителей так же, как они не могут понять ее.

«Алиса растерялась. В словах Болванщика как будто не было смысла, хоть каждое слово в отдельности и было понятно».

Абсурд

Мы обычно понимаем абсурд как нечто бессмысленное, но в «Алисе» смысл как раз-таки есть. Кэрролл выстраивает сюрреалистичный мир с четко проработанной внутренней логикой, которая при этом совершенно не похожа на нашу с вами. И та игра, которая возникает из нашей попытки понять эту другую логику, и есть абсурд. Абсурд – это игра в значения слов.

Единственное правило абсурда – не вступать в противоречие с внутренней логикой автора. Что Кэрролл никогда себе не позволяет.

Такая работа Кэрролла со смыслом абсурда помогает нам сделать вывод о логике нашего языка. Насколько абсурден мир, в который попадает Алиса, настолько же абсурден и наш мир. И все наши условности языка, мышления и коммуникации – не более, чем игра. Просто мы знаем правила этой игры.


А чем вам запомнилась «Алиса в Стране чудес»? Перечитывали ли вы ее во взрослом возрасте?)

Источник

9

Публикация:

не в сети 1 неделя

Кристобаль Хунта

Почему «Алису в стране чудес» можно понять только в зрелом возрасте... 3 738
Кристобаль Хозевич Хунта, заведующий отделом Смысла Жизни, был человек замечательный, но, по-видимому, совершенно бессердечный. Некогда, в ранней молодости, он долго был Великим Инквизитором и по сию пору сохранил тогдашние замашки. Почти все свои неудобопонятные эксперименты он производил либо над собой, либо над своими сотрудниками...
Комментарии: 76Публикации: 604Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!