Тайна «Книги Еноха» и Кумранских свитков. Ложь Римско-католической церкви

На протяжении первых двух веков нашей эры огромной популярностью пользовалось странное сочинение под названием «книга Еноха». Оно считалось частью Ветхого Завета.

Эта тема озвучена Юрием Шатохиным в видео, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/TthOSchadSg

* * *

Я полагаю, что читатели в ту пору воспринимали ее как диковинный приключенческий роман: ангелы устраивают главному герою, пророку Еноху, экскурсию по небесам и приводят в место, очень напоминающее ад. Более того, в этой книге описывается своего рода скандал: мятежные ангелы, которые названы Стражами, решили насладиться сексом с земными женщинами и зачали расу буйных исполинов.

Затем по причине, которую так и не удалось установить, книга Еноха исчезла. Была ли она запрещена Церковью? Так или иначе, очень скоро об этой книге заговорили как о сочинении, которое непременно следует прятать от детей.

Книгу Еноха открыли вновь в конце XVIII века, когда шотландец Джеймс Брюс обнаружил ее текст в монастыре в Абиссинии (ныне Эфиопия).

Брюс был масоном, принадлежавшим к килвинингской ложе «Кэнонгейт»

В монастыре Брюс обнаружил книгу Еноха, которую, по преданиям, сочинил пророк Енох, внук Адама и прапрадед Ноя.

На деле она была написана около 200 года до н. э., однако, по мнению профессора Александра Тольманна, описанные в ней семь горящих гор, которые спустились с небес и низринулись в море, вызвав потоп, являются не чем иным, как кометой 7600 года до н. э.

Великий потоп – важнейшее событие в масонской версии древней истории, потому Брюс, должно быть, понимал, что нашел весьма ценную книгу, которая прославит его имя среди собратьев по масонству. Он привез ее с собой в Лондон. Завистливые домоседы отнеслись к рассказам о раскованных эфиопах более чем скептически, а доктор Джонсон фактически назвал Брюса лжецом.

Его великую книгу «Travels to Discover the Source of the Nile» («Путешествие с целью открыть истоки Нила») почти никто не заметил; впрочем, сочувствовать ее автору невозможно — известно, что Брюс нанял переписчиком прозябавшего в бедности священника, пообещав ему заплатить позже, и попытался надуть его, выгнав с пятью гинеями. Брюс впал в депрессию и умер в 1794 году в возрасте 64 лет — он упал с лестницы и свернул себе шею.

Книгу Еноха перевели на английский только в 1821 году, что удачно совпало с расцветом романтизма и модой на мятежных ангелов и запретные связи.

* * *

…особенно заинтриговала часовня Росслин недалеко от Эдинбурга, один из наиболее замечательных религиозных памятников Шотландии.

Я посетил ее, когда мы с Джой побывали в Эдинбурге в мае 1996 года. Эта часовня, построенная Вильямом Сен-Клером в середине XV столетия, представляет собой строение скорее языческое, нежели христианское. Ее стены и колонны покрывают барельефы, изображающие виноградные лозы, море цветов и фруктов. Повсеместно встречается языческая фигура «зеленого человека».

Что он делает в христианском храме? В мифологии «зеленый человек» олицетворяет весеннее возрождение природы и связанные с ним языческие празднества.

В книге «Mysteries» («Мистерии»), написанной 20 лет назад, я сообщал о древнем культе лунной богини Дианы, который был запрещен христианами, но отказывался исчезать. Как указывалось выше, чудоковатая исследовательница Маргарет Мюррей считала даже, что ведьмы были жрицами древнего культа Дианы и что шабаши, которыми, как утверждалось в ходе процессов над ведьмами, руководил дьявол, были на деле языческими обрядами плодородия, а руководил ими верховный жрец, изображавший бога Пана с козлиными копытами и рогами.

Я задал себе вопрос: являлся ли Вильям Сен-Клер (или Синклер, как его стали называть позднее) набожным христианином, каким хотел казаться?

Росслинскую часовню, безусловно, переполняет мистика. Начать с того, что здесь можно встретить изображения растений американского происхождения, например сахарной кукурузы и алоэ (оно выглядит как лилия и имеет горький вкус). Однако часовня была построена за полвека до того, как Колумб открыл Америку.

В поезде, который вез меня обратно в Корнуолл, я прочел купленную в росслинской книжной лавке книгу «Ключ Хирама» Роберта Ломаса и Кристофера Найта, повествовавшую о часовне Росслин. Книга усилила мои подозрения: судя по всему, Вильям Сен-Клер был хранителем странного (и нехристианского) культа.

* * *

Итак, в возрасте 33 лет Иисус был распят, и его тело поместили в специально приготовленную гробницу. Спустя два дня тело исчезло; несколько учеников Иисуса видели его живым.

.Далее мы переходим к Савлу, еврею и римскому гражданину. Он сменил имя на «Павел», когда стал гражданином Рима (а не когда, вопреки расхожей версии, был обращен в христианство). Ему было поручено выкорчевать остатки движения за свободу Иудеи (которое возглавил Иисус и потерпел поражение), чем Павел и занялся примерно через десять лет после распятия Иисуса, в 43 году н. э. Среди первых жертв Павла была секта мандеев, которых изгнали в Ирак.

17 лет спустя Павел ослеп «по дороге в Дамаск» и стал во главе христиан.

Скорее всего, тут речь идет не о сирийском Дамаске (Павел не имел там никакой власти), а о Кумране, который назван Дамаском. Ломас и Найт предполагают, что Павел собирался взять под стражу брата Иисуса, Иакова, которого теперь называли Иаковом Праведным.

Когда у Павла восстановилось зрение, он очаровался романтической доктриной, позже распространившейся под именем христианства.

Вероятно брата Иисуса, Иакова, испугали вести о том, что его гонитель прибыл в Кумран и умоляет рассказать ему все об Иисусе.

Судя по всему, то, что Иаков и другие члены общины рассказали Павлу, вдохновило его, Савла-Павла, на создание собственной религии, центром которой стал Иисус. Когда кумранцы узнали о том, что новообращенный взялся за проповеди, они прозвали его «человеком лжи».

Согласно Павлу, есть две истории жизни Иисуса: собственная история Павла и история брата Иисуса, Иакова Праведного.

В своей книге «А Criminal History of Mankind» («Уголовная история человечества») я отмечаю:

«Эта новая версия христианства привлекала в равной мере и гоев, и евреев. Для того чтобы понять, что Павел имел в виду под грехопадением, любому разумному человеку достаточно было взглянуть на Рим Тиберия, Калигулы и Нерона. Эти помешанные на сексе алкоголики являлись живой иллюстрацией того, что Рим погряз в безнравственности.

Римская матрона, торговавшая своим телом ради удовольствия, доказывала, что Ева пала столь же низко, как Адам. Мир тошнило от римской жестокости, римского материализма, римского блуда.

Христианство, обращаясь напрямую к духу, предлагало смысл жизни и цель; оно было глубокомысленно.

Сильному оно обещало новые высоты знания. Слабому оно говорило о мире и примирении, о том, что уставший отдохнет, а смиренного ждет награда. Всем и каждому христианство обещало конец царства Цезаря с его распятиями, избиениями и экзекуциями по воле власть имущих. Христиане надеялись на скорый конец этого мира»

Когда мессианистов-кумранцев не стало (они были зверски убиты), у придуманной Павлом религии распятого спасителя, о котором он проповедовал вне Иудеи, не осталось конкурентов.

Путь к завоеванию мира был свободен.

На протяжении первых 200 лет христианства к христианам относились по-разному. Чаще их преследовали (императоры полагали, что народ следует развлекать, время от времени бросая кого-нибудь на растерзание львам). По большей части христиане были рабами и отверженными, и сильные мира сего их презирали.

Папа Лев X в своё время сказал: «Она хорошо нам послужила, эта легенда о Христе».

В 312 году н. э. гонимое христианское меньшинство не могло поверить своему счастью: император Константин сделал христианство государственной религией империи. Сам он говорил, что накануне решающей битвы у Мульвийского моста увидел крест в небе и слова «Сим победиши!».

В правдивости этой истории следует усомниться, поскольку сам Константин так и не стал христианином, оставаясь последователем солнечного бога Sol Invictus («Непобедимое Солнце»), культ которого установил император Аврелий. Тем не менее Константин победил собственного брата Максенция и бросил его тело в Тибр.

Христиане оказались в положении бедных родственников, которые неожиданно сделались единственными наследниками огромного состояния.

Судя по всему, «обращение» Константина состоялось по сугубо политическим причинам.

Во II веке за 17 лет сменилось более 70 императоров, из которых немногие умерли своей смертью. По всей империи восставали варвары. Император Диоклетиан, захвативший власть в 284 году, удержал государство от распада только силой воли и жестокостью. Он сковал империю цепями и повелел городам и деревням, в которых стояли армейские гарнизоны, кормить солдат, не требуя платы. Налоговое бремя при нем стало тяжким, как никогда ранее. При всем том Диоклетиан вынужден был назначить еще трех «соимператоров», которые помогали ему управлять империей. Когда он решил уйти на покой и выпустил из рук бразды правления, государство немедленно начало распадаться.

Нужно было что-то делать, и Константин, сын одного из «соимператоров», знал, что именно. Возможно, озарение посетило его накануне битвы у Мульвийского моста, отчего он и говорил впоследствии о видении. Константин осознал, что империи требуется не огромная армия, а новая религия. Возможно, его выбор пал на христианство потому, что его мать, британская принцесса Елена, была христианкой.

Хотя христианство и распространилось по всей империи, оно оставалось религией меньшинства: христианином являлся в те времена лишь каждый десятый. С другой стороны, христиан можно было отыскать в любом городе и любой деревне. Передав им власть, Константин обретал сторонников повсюду. В каждом городе, где имелся христианский епископ, фактически появлялся со-император.

Константин успешно воплотил задуманное в жизнь, но столкнулся с новой головной болью.

Кроткие и миролюбивые христиане начали нападать друг на друга столь же неистово, как иудеи тремя веками ранее. Причина раздора была схожа с той, что развела евреев Иерусалима: половина христиан считала другую половину «пособниками». Император Диоклетиан преследовал христиан и приказывал им избавляться от священных книг. Многие христиане предпочли отказаться от книг и не принимать мученическую смерть. Теперь люди, считавшие, что компромиссы с языческой властью невозможны, желали наказать отступников.

Проведенный в Арелате (ныне Арль) собор епископов не смог ничего изменить, и встревоженный император бежал в Византию, явно жалея о безрассудном решении передать власть в руки грызущихся фанатиков. Но и в Византии ему не было покоя.

Тамошним яблоком раздора было мировоззрение александрийского священника Ария, который пришел к безупречному выводу: Иисус, сын Бога, сам Богом не был.

К тому времени романтический взгляд Павла на Иисуса укоренился настолько, что это толковое и здравое заключение было расценено как богохульство.

Константин решил раз и навсегда положить конец раздражавшим его распрям. В 325 году он созвал собор в Никее (на территории сегодняшней Турции) и пригласил на него церковных иерархов со всей империи. Явившись на собор, Константин волевым решением определил, каким должно быть христианство.

Арий проиграл спор, его взгляды были осуждены как «арианская ересь». Его отправили в ссылку.

Христианство с той поры определялось никейским Символом Веры, который констатировал, что Иисус «единосущен» Богу-Отцу, в то время как Святой Дух, «третий лишний», всего лишь «исходит» от Отца и Сына. Так Иисус, хотел он того или нет, был превращен в Бога, что глубоко шокировало бы его как ортодоксального иудея.

Константину, который не был христианином, было все равно, что именно решит Никейский собор. Он был рад тому, что иерархи наконец приняли какое-то решение и перестанут убивать друг друга, подрывая безопасность государства.

Это было лишь начало.

Как пишут о том Ломас и Найт: «Ранняя римско-католическая церковь поставила перед собой цель уничтожить все, что не стыковалось с установленной догмой. Истина была неважна; мнение церкви становилось реальностью, а все, что противоречило этой реальности, исчезало».

В 415 году голосящая толпа христианских фанатиков под предводительством патриарха Кирилла сожгла Александрийскую библиотеку.

Прошло время, и Кирилла причислили к лику святых.

Цезари сменялись один за другим, а Римско-католическая церковь продолжала существовать.

Иерархи подделали документ под названием «Дар Константина», согласно которому Церковь обладала абсолютной властью в делах не только духовных, но и светских. Ощутив приятный вкус власти, Церковь намеревалась удерживать ее и впредь.

По понятным причинам она отказывалась признавать изложенный выше взгляд на основание христианства и упорствовала, почти не встречая сопротивления, вплоть до 1947 года. Затем в пещерах близ Кумрана на Мертвом море были обнаружены свитки, позволившие потрясти церковную доктрину до основания.

Где-то в начале 1947 года пастушок из бедуинов искал на скалах Кумрана пропавшую козу и обнаружил на высоте расщелину. Он бросил в нее камень и услышал, как разбилась какая-то глиняная посуда; тогда пастух вскарабкался по скале и оказался в пещере. Он увидел множество глиняных кувшинов высотой около двух футов каждый.

Один из кувшинов содержал кожаные свитки, завернутые в куски рассыпавшейся льняной ткани. Для бедных арабов кувшины представляли куда большую ценность, нежели их содержимое, потому несколько кувшинов опорожнили и заполнили водой, а свитки из них бросили вместо хвороста в костер.

Один из свитков чудом попал в руки христианскому лавочнику. Тот показал его архиепископу. Наконец, часть свитков попала в Доминиканский археологический институт в Иерусалиме, и его сотрудники пришли к выводу, что свитки подделаны.

Только в марте следующего года Уильям Ф. Олбрайт из Университета Джона Хопкинса объявил о том, что часть свитков датируется 100 годом до н. э.

Свитки Мертвого моря, извлеченные из пещер Кумрана, доставлялись в Палестинский археологический музей (ныне Музей имени Рокфеллера) в Иерусалиме, где поступали в распоряжение строгого традиционалиста доминиканца Ролана де Во. Научный мир не проявлял к ним интереса, поскольку ученые решили, что свитки являются всего лишь древними копиями книг Ветхого Завета, например, книги пророка Исайи.

Когда де Во осознал истинное значение кумранских свитков, он понял, что в интересах Церкви – не обнародовать их содержание. Свитки Мертвого моря доказывали, что Римско-католическая церковь покоится на фундаменте лжи.

В 1954 году, на беду Церкви, свитками заинтересовался Джон М. Аллегро, независимый ученый, представлявший в международной группе археологов Британию. Аллегро по наивности полагал, что работает бок о бок с не имеющими предрассудков специалистами, которые не будут возражать, если он оповестит общественность о том, что, судя по свиткам, Иисус был не сыном Бога, а еврейским революционером. Когда стало ясно, что результаты исследования публикуются невероятно медленно просто потому, что их не хотят публиковать, а материал для публикации отобран по признаку безобидности, Аллегро решил действовать.

Он не первым понял, что ученые мошенничают. В 1955 году в «Нью-Йоркере» появилась статья о свитках американского литературного критика Эдмунда Уилсона, снискавшая такой успех, что он решил написать о них целую книгу. Уилсон придерживался левых и антикатолических взглядов. Он обратил внимание на проволочки с публикацией результатов исследования свитков, а также на напряженные отношения коллектива Музея имени Рокфеллера с независимыми учеными вроде сорбоннского профессора Андре Дюпона-Соммера, который пятью годами ранее заметил, что в свитках Мертвого моря описывается распятый Учитель Праведности, очень похожий на Иисуса. Дюпон-Соммер удивился, узнав о том, что на него ополчились оппоненты-католики.

В 1956 году Джон Аллегро трижды выступал в передачах о свитках на английском радио и посоветовал другу, который спросил его о команде де Во, не становиться теологом, поскольку «ко времени, когда я закончу исследование, никакой церкви уже не будет».

В Англии радиопрограммы с его участием прошли почти незамеченными. Эстафету подхватила газета «Нью-Йорк Тайме», в которой появилась информация о том, что ранние кумранские манускрипты повествуют о христианстве за 100 лет до Иисуса. Журнал «Тайм» опубликовал статью «Распятие до Христа». К этому времени католические ученые уже приготовились к обороне. Они объявили Эдмунда Уилсона невежей и дилетантом, однако ученый из команды де Во был куда опаснее.

Их следующий ход изумил Аллегро. Они написали в «Тайме» совместное письмо, в котором разоблачали его и утверждали, что ни «учитель», ни распятие в исследуемых текстах не упоминаются. Аллегро поразился тому, что они готовы защищаться в открытую; казалось бы, им следовало всячески замалчивать факт существования свитков.

Он не понял, что то был лишь первый ход в игре, целью которой была дискредитация Аллегро как ученого. Он был слишком наивен, по-прежнему считал себя членом команды де Во и поддерживал с коллегами дружескую переписку, продолжая спорить о значении свитков.

Затем мир узнал о Медном свитке. В 1952 году в пещере Кумрана был найден свиток из меди, на поверхности которого были выдавлены буквы. Свиток состоял из двух фрагментов, оба были свернуты и столь хрупки, что развернуть их было нельзя. Друг Аллегро, профессор Г. Райт-Бейкер из Манчестерского колледжа сконструировал аппарат, который разрезал фрагменты на куски. Оказалось, что это список сокровищ Храма.

Команда де Во вновь встревожилась. Ессеи считались врагами саддукеев, которые управляли Храмом, между тем Медный свиток говорил об обратном. Ранее международный коллектив ученых настаивал на том, что ессеи жили изолированно; теперь было ясно, что ученые ошибались.

Де Во не хотел распространяться о Медном свитке и по другой причине. Достаточно было объявить о спрятанных сокровищах, как к Кумрану устремились бы тысячи бедуинов с лопатами. Это понимал и Аллегро; он решил, что рано или поздно текст Медного свитка будет опубликован, и согласился держать язык за зубами. Он даже не упомянул о нем в своей книге о свитках Мертвого моря.

Когда в мае 1956 года появилось официальное сообщение, согласно которому сокровища, по всей вероятности, никогда не существовали и в любом случае были спрятаны не в Кумране, Аллегро ощутил, что ему нанесли удар в спину.

Благодаря развернувшейся вокруг свитков полемике книга Аллегро «The Dead Sea Scrolls» («Свитки Мертвого моря») стала бестселлером. Когда канал Би-би-си предложил Аллегро сделать на ее основе телефильм, он не колебался ни секунды. Съемочная группа Би-би-си прибыла в рокфеллеровский музей — и получила отказ безо всяких объяснений.

Когда телевизионщики сказали, что фильм будет снят в любом случае, согласится де Во помогать им или нет, ученые из команды де Во признали, что они не имеют ничего против самого фильма, но не станут сотрудничать, если Би-би-си привлечет к его съемкам Аллегро.

Вопреки всему к концу 1957 года фильм был завершен. Появление его в эфире откладывалось до конца 1959 года, когда фильм выпустили в ночной эфир. Видимо, Аллегро не ошибался, когда заключил, что международная команда ученых добралась и до Би-би-си.

Казалось, Аллегро одержал победу, когда убедил иорданцев национализировать Музей имени Рокфеллера, что и произошло в конце 1966 года.

Затем случилась Шестидневная война, и Иерусалим стал собственностью Израиля.

Израиль не хотел расстраивать папу римского.

Коллектив рокфеллеровского музея мог бить баклуши сколько вздумается.

Это отрывки из книги Боги Атлантиды, автор Колин Уилсон. Глава 9 – Горящие горы Еноха.

На этом всё, читайте книги – в них очень много того, что нам в обычной жизни не договаривают или стараются, что бы мы не знали или забыли, своего рода тихая ползучая Цензура дозволенных Знаний.

Канал Веб Рассказ, до свидания.

 

1

Автор публикации

не в сети 6 часов

Кристобаль Хунта

Тайна «Книги Еноха» и Кумранских свитков. Ложь Римско-католической церкви 173
Кристобаль Хозевич Хунта, заведующий отделом Смысла Жизни, был человек замечательный, но, по-видимому, совершенно бессердечный. Некогда, в ранней молодости, он долго был Великим Инквизитором и по сию пору сохранил тогдашние замашки. Почти все свои неудобопонятные эксперименты он производил либо над собой, либо над своими сотрудниками...
Комментарии: 58Публикации: 78Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!