Выдающийся «атомный» инженер Игорь Иванович Африкантов

Вот несколько фактов о нём:


1. В студенческие годы однокурсники прозвали Африкантова «Архимед» за его многосторонние увлечения – от машиностроения и черчения до фотографии и живописи

2. Пришёл на Горьковский машиностроительный завод рабочим, потом возглавил в нём конструкторское бюро оборудования для атомной промышленности. Впоследствии ему было присвоено имя Африкантова. Сегодня «ОКБМ Африкантов» – крупный научно-производственный центр Росатома.

3. Разработал и запустил первые в мире реакторы на быстрых нейтронах БН-350 и БН-600, первые в стране заводы по обогащению урана, спроектировал 9 уран-графитовых и 5 тяжеловодных реакторов. Получил Сталинскую и Ленинскую премии и множество орденов почёта.

4. Под руководством Африкантова с нуля была создана реакторная установка для первого в мире атомного ледокола «Ленин».

5. Африкантов стал первым в ОКБМ доктором технических наук. Так он собственным примером мотивировал сотрудников на научные достижения.

6. «Прежде чем что-то требовать от подчинённых, для начала обеспечь их работой и необходимыми для этой работы условиями», – этого принципа он всегда придерживался как руководитель.

7. Родившись в семье сельских учителей, Африкантов продолжил педагогическую династию – в 1962 году он открыл физико-технический факультет в Горьковском Политехническом институте. И одновременно положил начало династии атомщиков: в ОКБМ сегодня работают сын и внук Игоря Ивановича.

Игорь Иванович подобно комете, всюду оставил яркий след: в науке, промышленности, образовании и в памяти близких.

Жизнь по законам «Архимеда»

 

«Хорошему конструктору необходимо знать историю, но при этом помнить, что прошлое не исчерпывает всех возможностей, в противном случае достигнутое не развивалось бы!»

 

И. И. Африкантов

 

Из сельских интеллигентов

Игорь Иванович Африкантов родился 21 октября 1916 года в деревне Пушкарке Арзамасского уезда. Вместе с соседскими ребятами будущий главный конструктор купался в речке, играл в снежки, катался на санках и помогал родителям по хозяйству. Но еще тогда от многих деревенских мальчишек его отличала жажда знаний – мальчик глотал книги одну за другой. Уже в начальной школе всем стали очевидны выдающиеся способности Игоря: преподаватели отмечали исключительную память, аналитический ум и завидную работоспособность ученика.

Сам Игорь Иванович о детстве рассказывал мало. Его сын Герман Игоревич Африкантов, теперь главный специалист бюро перспективного планирования производства ОКБМ, вспоминает: «Говорить было особо не о чем, родовитых корней не было. Крестьяне есть крестьяне». Но тут же добавляет, что назвать семью Африкантовых крестьянской можно только очень условно. Более точно ее описывает выражение «сельская интеллигенция»: мать Игоря Ивановича работала учительницей, отец имел два высших образования и преподавал в сельском училище. В 1929 году отца перевели в Нижегородский политехникум водных путей сообщения имени В. М. Зайцева, и вся ­семья переехала в Нижний Новгород, который затем был переименован в Горький.

Пушкарь из Пушкарки

В городе Игорь окончил школу и стал студентом Индустриального института (сейчас – НГТУ имени Алексеева). Здесь он тоже выделялся: за умение находить нужную информацию и знания однокашники прозвали Африкантова Архимедом. В 1939 году он с отличием окончил институт. Вместе с женой Верой Игорь Иванович переезжает в Сталинград, куда его распределили начальником группы. ­Карьерный взлет стремителен: уже через год он становится сдаточным механиком, затем – ответственным сдатчиком судов. В это время у ­Африкантовых появляется сын Игорь. В 1942 году немцы наступают на Сталинград, завод эвакуируют. Молодой семье приходится вернуться в Горький.

Игорь Иванович попадает на завод № 92 имени Сталина. ­Африкантов работает начальником отделения, потом – начальником цеха. Парень из Пушкарки становится настоящим пушкарем: за военные годы завод увеличил производство пушек в 700 раз – с трех до 2100 в день.

Ближе к середине 1940-х годов на завод приходят первые задания атомного профиля, а в 1945 году здесь образуется особое конструкторское бюро, куда приглашают лучших инженеров и техников. Среди них – Игорь Африкантов.

Начали с «Ленина»

В ОКБ быстро оценили инженерные и организаторские способности ­Африкантова, целеустремленность и дальновидность. В 1951 году главного конструктора ОКБ Анатолия Савина переводят в Москву, и талантливый Архимед занимает освободившийся пост.

Новый главный конструктор выбивает под опытное производство ОКБ два пролета в прокатном цехе: в 1953 году бюро начинает работу над проектом атомной паропроизводящей установки для мощного арктического ледокола. Позже он прогремит на весь Советский Союз под именем «Ленин», положив начало развитию целой отрасли – атомному судостроению. Но пока приходится быть первопроходцами и вести работу с нуля, прокладывая путь будущим атомщикам.

По воспоминаниям коллег, Игорь Иванович заряжал людей своей энергией, юмором, обаянием. Он был не просто начальником, а руководителем, которого любили. Казалось, с каждым мог найти общий язык. Например, ему удалось добиться, чтобы ОКБ выделили из состава завода в отдельное предприя­тие. С 1964 года должность Игоря Африкантова – начальник и главный конструктор ОКБМ. За 25 лет из рядового инженера он стал руководителем уникального инженерного комплекса атомной отрасли – Особого конструкторского бюро машино­строения, будущего ОКБМ, которое в 1990-е годы получит его имя.

За романтикой – в ОКБМ

ОКБМ привлекают для решения принципиально новых задач, для работы над проектами, не имеющими аналогов. Для работы в бюро Игорю Ивановичу требуются талантливые молодые специалисты – и он придумал, где их взять. Параллельно с конструкторской работой Африкантов создает физико-технический факультет в Горьковском политехническом институте, своей альма-матер. Все преподаватели здесь из ОКБМ – начальники отделов, главные конструкторы. Сам Игорь Иванович теперь профессор, преподает и пишет научные труды, заведует кафедрой «ядерные энергетические установки». Шестидесятые, оттепель, ядерная физика – очень романтичный период в советской науке. И вот этой романтикой Африкантов умеет очаровать студентов: почти все они после выпуска идут работать в ОКБМ.

«Не позорь фамилию!»

Выпускники вспоминают Игоря Ивановича как очень либерального преподавателя: во время лекций успевал ввернуть какую-нибудь историю из жизни, помогал с дип­ломными проектами, воодушевлял на научные поиски. И коллеги, и студенты, и родственники – все подчеркивают, что Африкантов был очень прост в общении и внимателен к своим подопечным. Быстро решал конфликты, неустанно защищал интересы сотрудников: при нем появились детские сады, база отдыха, поликлиника и квартиры для работников бюро. Юрий Кириллович Панов, советник директора ОКБМ Африкантов, вспоминает историю: однажды у сотрудника бюро диагностировали неоперабельную саркому лимфатических узлов, отказались лечить. Тогда Игорь Иванович поехал в Москву и добился для него места в клинике – сейчас, спустя полвека, этот сотрудник жив и здоров.

Кроме работы, начальник ОКБМ успевал растить двух сыновей. Герман Игоревич вспоминает, что отец был требователен, не баловал: высшей наградой для них с братом была папина похвала. «Когда я стал студентом, он серьезно предупредил: «Как только получишь первую тройку – сразу забирай документы. Не позорь фамилию!» – вспоминает Герман Игоревич. – Пришлось окончить институт с красным дип­ломом. Отца уже не было с нами, но троек я все равно не получал. Это была колоссальная ответственность – носить фамилию Африкантов».

Кажется, он был всегда

Всю жизнь много читал, фотографировал, занимался живописью. Для того чтобы понять, что такое труд копировщицы, чертил тушью. Отдыхать предпочитал на даче, изредка – в санатории: уже в тридцать у него появились проблемы с сердцем. В 1969 году Игоря Ивановича не стало. Дело его живет и не теряет актуальности. Сегодняшние сотрудники ОКБМ и студенты Института ядерной энергетики и технической физики продолжают считать его своим наставником. Внук инженера, 33-летний Георгий Африкантов, заместитель начальника отдела конструирования герметичных насосов ОКБМ, рассказывает: «Кажется, дед незримо был всегда. В разговорах коллег, родителей, в семейных беседах неизменно присутствовал Игорь Иванович».

Из года в год старшие товарищи пересказывают коллегам истории из жизни Африкантова, делятся воспоминаниями. Это он заложил основные принципы работы бюро: не бояться ничего нового, смело браться за самые сложные задачи. Это он сформировал безукоризненную репутацию научно-производственного центра. Благодаря ему сегодняшние сотрудники ОКБМ чувствуют принадлежность к значимому прошлому предприятия, понимают важность своего дела, гордятся работой. Талантливый конструктор, чуткий руководитель, справедливый отец – Игорь Иванович по сей день вдохновляет коллег и поддерживает дух ­научно-производственного ­центра, носящего его имя.

Инженерное наследие Африкантова

Современные разработки, ­которые стали возможны только благодаря работе ­Игоря Ивановича:

1. Реакторная установка РИТМ‑200 для мощных атомных ледоколов нового поколения. Создание блочных реакторов, которые сегодня используются в атомном судостроении, стало большой победой ОКБМ.

2. Корабельные реакторные установки для атомных подвод­ных лодок. ОКБМ под руководством Игоря Ивановича стало пионером атомного судостроения.

3. Реакторная установка БН‑800 в составе четвертого блока Белоярской АЭС. Африкантов возглавлял работу по проектированию и производству первого в мире энергетического реактора на быстрых нейтронах. На третьем энергоблоке станции все еще работает установка БН-600, спроектированная в ОКБМ.

Источник

 

Пример HTML-страницы
10

Публикация:

не в сети 1 неделя

Янус Полуэктович

Выдающийся «атомный» инженер Игорь Иванович Африкантов 3 389
Существующий одновременно в двух воплощениях — как администратор А-Янус и как учёный У-Янус.
Янус Полуэктович Невструев — единый в двух лицах директор института и политолог блуждающий в прошлом и будущем!
Комментарии: 13Публикации: 562Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!