“ЗАДЕРЖАННЫЙ” сказка-быль Кирилла Ситникова (18+)

Утром 31-го декабря Начальник дежурной части Ленинского РОВД майор Тазов хищнически вгрызся в четвертую сосиску, обнажил вилку и устроил охоту за последней горошиной в тарелке. Зелёная тварь грамотно виляла, путала следы и оказывала отчаянное сопротивление, но Тазов был профессионалом и задержал её в районе хлебных крошек. Вытерев следы преступления бородинским хлебом, Тазов оставил её на столе (тарелка стала чистой и готовой для новогодней трапезы) и засобирался на службу. Облачившись в зимнюю форму, сделал в зеркале лицо шерифа и похлопал себя по карманам. Естественно, забыл, потому что был уже обут.

– Лен, подай пачку сигаре…

Тазов осёкся. Лена не могла подать ему сигарет, ибо три недели назад сбежала от него к рекламщику Тертышных («К рекламщику, Лен!!! У него ж даже проезд платный!!!»). Тазов очень любил Лену и поэтому горевал. Но он не стал палить по людям, как пизданутый Евсюков, а поступил мудрее – ушел на неделю в штопор, предварительно сдав «Макаров» и взяв отпуск по болезни и кое-что со склада вещдоков.

…А сегодняшний, предновогодний Тазов бодро вышел из дому в морозное утро, собирая плюшевым воротником падающие снежинки. «Надо пельмешек купить, потом не до этого будет – нахуяримся» – решил Тазов, проявив недюженную тактическую грамотность, замешанную на личном опыте. Бухнулся в «Шевроле» и, сигналя дворовой школоте, двинулся на работу. Настроение у Тазова было праздничное. Но не потому что Новый год. С утра из «дежурки» прилетела радостная весть.

Поймали педофила. А это всегда премия.

Какой-то урод на детской площадке хватал чужих детей, сажал к себе на колени и что-то слюняво шептал им на уши. Проходящий мимо закодированный алкоголик Верба проявил бдительность, сунул пидорасу в щи и вызвал наряд. Отличный подарок к Новому году в общем.

… – Здравия желаю! – вытянулся в струнку сержант Лаэрцкий у входа в дежурку.

– Здаров, – Тазов отряхнул ботинки и вошёл в ОВД. «Обезьянник» был почти пуст. Но это пока, знал Тазов. Часов в пять домохозяйки начнут посылать своих добропорядочных мужей за майонезом, и уже к семи все клетки будут полны пьяного орущего быдла. Подошёл лейтенант Юдин.

– Николаич. – пожал он руку Тазову.

– Где этот гондон?

– А вона. Бля, ржачный чел!

Тазов увидел педофила: за решёткой сидел пузатый мужик лет 60-ти со здоровенной седой бородой. Увидев майора, елейно заулыбался. Тазов намётанным глазом быстро определил его принадлежность.

– Епархии обзвонили? Их клиент?

– Не, не их. И документов у него никаких.

– Странно.

– Это еще не странно. Ты послушай, чё он несёт. Ты кто такой, мужик?

Педофил медленно поднялся и затараторил:

– Я же вам сказал, внучки! Я Дедушка Мороз, моё время настало, я и пришёл, чуть не проспал это самое, малая не разбудила, я как ошпаренный в одном свитере по небу…

– А «малая» – это кто? – вкрадчиво перебил Тазов.

– Так это самое, внучка же у меня. Забегалась, время просрала… А нашли посох мой?

– Какой посох?

– Золотой такой. Мне ж им ударить надо, чтоб это самое, Новый год настал.

– Кого ударить-то?

– Так по Луне.

– Охуеть у тебя фантазия, – восхитился Тазов.

– Подожди-подожди, ща гвоздь программы! – сказал Юдин и обратился к педофилу. – Дедуль, а ты жрать хочешь?

– Ага, я б покушал!

Юдин, подмигнув Тазову, метнулся к общему холодильнику и достал из морозилки пачку «Останкинских» пельменей.

«Бля, а я забыл купить, долбоёбина» – подумал майор.

– Держите, дедушка, – лейтенант просунул задержанному покрытую инеем коробку.

– Ой спасибочки!

– Смотри! Смотри-смотри! – заговорщицки прошептал Юдин Тазову. «Дедушка» раскрыл картонные створки и захрустел ледяным тестом.

– Горяченькие! Скууууусно!!!!

Юдин и сотоварищи согнулись в три полицейские погибели, пырская от смеха.

– Грамотно косит, сука, – произнёс Тазов. – А чё у него рыло такое красное?

– Жарко, говорит. Поближе к окошку просится.

– Так пересадите. Ещё откинется, а нам потом отписывайся. Всё равно с такой жопой в окно не вылезет.

Педофил жадно вылизал картон.

– Вы бы меня это самое, к детишкам бы отпустили.

– Да, щас – ответил Тазов.

– Ну сюда бы их привели, можете и своих…

Многодетный отец старшина Ничушкин схватился за кобуру:

– Я тебя, уёбок, прям здесь вальну!!!

– Успокоился! – прикрикнул Тазов. – Так, я метнусь до «Перекрёстка» и обратно. А вы пересадите этого. Только аккуратно.

– Есть!

…Тазов, шурша пакетом с двумя пачками «Останкинских», подходил к ОВД, когда заметил выходящего из дежурки сержанта Лаэрцкого. Лаэрцкий напоминал собаку из «Знамения» – то есть вёл себя странно. Он крался к своему «БМВ» с большой белой коробкой в руках. Завидев майора, он нелепо спрятал её за спину и сделал глупое лицо (правда, это было для него совсем несложно). Тазов пригляделся – на коробке было на писано «За рулём».

– А чё это у тебя, сержант?

– А?… А-а-а-а… это ж сыну, товарищ майор. Вот курьер доставил тока..

– Понятно. Ну иди.

Тазов подозрительно посмотрел в сторону удаляющегося Лаэрцкого. Майор лично исправлял ошибки в сержантской автобиографии и точно помнил – детей у Лаэрцкого не было. «Сам тупой и взятки такие же» – подумал Тазов зашёл в здание.

…За свою 20-летнюю карьеру майор Тазов навидался много всего. Но то, что он увидел сейчас, повергло его в глубокий шоковый нокаут.

Лейтенант Юдин, высунув язык, выставлял на подоконнике пластмассовых индейцев. На полу сидел старшина Ничушкин и утробно ревел – так по его мнению должен был работать двигатель оранжевого грузовика, который он возил туда-сюда по стёртому линолеуму. «Обезьянник» был пуст – педофил сидел в кресле Тазова прямо по центу комнаты и держал на коленях следователя по особо важным Войтеховского. Одной рукой Войтеховский обнимал «Деда», а другой прижимал к груди юлу с коником внутри.

– Спасибо, дедушка! – промямлил Войтеховский и зарылся лысой головой в серебряную бороду.

– Это чё тут, блять, происходит?! – прогремел Тазов. Подчинённые вскочили и уставились на майора. Индейцы Юдина посыпались на пол. «Так вам и надо, красные говноеды» – подумал Тазов. Он с детства играл за ковбойцев.

– А ну съебались все в ужасе отсюда! – проревел майор и достал табельный «Макаров».

– Чё ты с ними сделал? – вопросил он у «Деда», наставив на него ствол. – Это какой-то газ? Или гипноз? Отвечай!!!

Задержанный встал и, улыбаясь во весь рот, сделал шаг к Тазову.

– Это Новый год…

– Ещё шаг, сука, и я буду стрелять! Лежать! На пол, бля!!

– Зачем? – с любопытством спросил задержанный, не собираясь останавливаться.

«Так! – лихорадочно соображал Тазов, – первый выстрел в потолок, потом в колено, чтоб комар носа…»

Додумать свой план майор не успел – дед мягко взял его за руку.

…Сознание Тазова провалилось и понеслось вниз сквозь зелёные лапы вековых елей, ворох блестящей мишуры и ослепительные вспышки разноцветных фейерверков, отражаясь в огромных стеклянных шарах, запуталось в гирляндах и рухнуло в мягкий и почему-то тёплый сугроб. Тазов встряхнул головой и огляделся. Он увидел маленького Тазова, который плакал как девчонка и бил кулачками о паркет.

– Я не хочу краски, ма-маааа! Я хочу револьвер! С пистонамиииии!!!

Револьвер. Такой серебристый, с чёрной рукоятью. Ковбоец Тазов всегда о нём мечтал. Но мать упорно дарила ему всякую херотень для творческого развития. Намного позже, на пьянке в честь Дня милиции, штатный психолог Ярцев выскажет версию, что Тазов поступил в Академию МВД именно для обладания «револьвером».

– Чего ты хочешь, малыш? – услышал Тазов голос Деда. Тазов очнулся – он сидел на его коленях, и старик гладил заплаканного майора по проплешине. Тазову было отчего-то тепло и очень уютно.

«Бля, я что – латентный пидор?!» – пронеслось в голове Тазова. Но он тут же отогнал от себя эту мысль. Всем подконтрольным борделям района точно известно, что это неправда.

– Я… что я могу загадать?

– Всё, что угодно, Толик.

«А что я хочу? Что я… Вернуть Ленку. О! Версия? Версия!».

– Я готов, Ваша честь… Тьфу, бля, Дедушка.

– Я слушаю, Толик.

… – Вот такая херня приключилась, прикинь? – грея в руке стопку, сказал Тазов улыбающейся Ленке, – А посох его мы по наводке в ломбарде нашли где-то через час.

Тазов посмотрел на кухонные часы – без минуты 12.

– Ну вот и Новый год. За тебя! – провозгласил Тазов Ленке и хлопнул водки. Ленка продолжала улыбаться, но ничего не ответила – свадебные фотографии вообще достаточно молчаливы. Тазов открыл пачку пистонов и зарядил барабан новенького серебристого револьвера. Вышел на балкон и до утра палил по взрывающим петарды малолеткам.

– Это моя земля, красножопые ублюдки!!! – орал смеющийся Клинт Тазов.

Из-за разрывающихся в небе ракетниц и пьяного ора раскодированного Вербы Тазов не услышал тихого звона. Снопы фейерверочного света скрыли от него слабое дрожание Луны, вышедшей из-за туч. Словно кто-то ударил в неё, как в гонг.

Наступил новый, 2019-й год.

***

Керины сказки

Кирилл Ситников

 

 

7

Публикация:

не в сети 1 час

Солнце

“ЗАДЕРЖАННЫЙ” сказка-быль Кирилла Ситникова (18+) 921
Солнце светит даже злым. ...
Комментарии: 1Публикации: 143Регистрация: 21-04-2020
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!