И кресты вышивает последняя осень по истертому золоту наших погон

Иногда полезно остановиться. Сделать паузу в беге за привязанной перед носом морковью. Оглянуться и оценить пройденный путь. Спросить – «Кто я? Куда иду?»

Заканчивается православный Великий пост, целью которого было задуматься о себе, стать чуть лучше, продвинуться по пути познания мира и Истины.

Я давно хочу вместе с вами, уважаемые читатели послушать дуэт архидиакона Романа (Тамберга) и иерея Алексея Грачева. И немного рассказать о них – о наших современниках, живших в удивительном духовном мире, оставившим нам свои песни – раздумья о жизни.

 «Житейское море»

Их дуэт – Архидиакон Роман (Тамберг) и иерей Алексей Грачев – мгновенно завоевал патриотическую и православную аудиторию. Они пели духовные песни – канты, современные и старинные. Они успели выпустить три аудиодиска, записать несколько видеороликов и сняться в фильме «Духовные песни и канты».

Их переписывали друг у друга на CD-диски и кассеты. Стихи архидиакона Романа передавались в виде ксерокопий.

Никого не оставляло равнодушным их творчество. Оно бередило душу, заставляло задуматься о своей жизни, о мироздании. Мы с мужем выросли в атеистическом мире. И песни Романа были для нас настоящим откровением. И утешением.

«Добрая ночь»

Роман Тамберг родился 29 июля 1961 года, был наречен Алексеем. Учился в Воронежском государственном институте искусств и собирался работать в театральной сфере. Отслужив в армии, в 1983 году Алексей Тамберг поступил в Московскую Духовную семинарию, затем — годы учения в Академии, которую закончил в 1990 году с ученой степенью кандидата богословия. В 1987 году принял монашеский постриг с именем Роман, в честь преподобного Романа Сладкопевца. 5 июля того же года был рукоположен в иеродиакона. 30 августа 1993 года — посвящен в сан архидиакона. По окончании Московской Духовной академии был назначен помощником заведующего иконописной школой при Академии, затем — начальником организованного им архитектурно-художественного отдела Троице-Сергиевой Лавры. В 1992 году переведён в Свято-Данилов монастырь и назначен экономом обители.

И кресты вышивает последняя осень по истертому золоту наших погон
Архидиакон Роман (Тамберг)

Но крылья… крылья не давали творческому человеку покоя.

Архидиакон Роман писал иконы, участвовал в росписи академического храма в 1996—1998 годах. Изучал иконопись и преподавал эту дисциплину в Академии. Его кандидатская диссертация была посвящена русскому богословию иконы. Позже им была подготовлена к изданию и издана книга «Послание иконописцу» преподобного Иосифа Волоцкого.

А еще он писал стихи, музыку, исполнял свои духовные песни и старинные духовные канты. Для многих людей, не знавших даже о существовании таких песен, воспитанных в атеистическом мире, это было, как испить воды из чистого источника.

 «Соловей»

Его соратник, Алексей Грачев, родился в 1959 году в Москве, в семье учёных. Он закончил английскую спецшколу, музыкальную школу по классу скрипки. В 1977 году поступил во Второй медицинский институт им. Н. И. Пирогова и окончил его по специальности «педиатрия». Во время учёбы Алексей Грачёв работал санитаром в родильном доме, подготавливая себя к редкой специальности неопатолога — врача первых четырёх недель жизни человека. По окончании института около четырёх лет работал в московском родильном доме № 27. Осенью 1988 года он поступил в Московскую Духовную семинарию. За два года отец Алексий окончил полный четырёхлетний курс Духовной семинарии и поступил в Московскую Духовную академию. В 1989 году Алексей Грачёв был рукоположен в диаконы, а 7 апреля 1990 года, — во пресвитера. Той же весной отец Алексий был назначен вторым священником храма в честь Рождества Богородицы в Крылатском в Москве. В январе 1992 года была зарегистрирована православная община храма в честь Святой Живоначальной Троицы при Институте скорой помощи им. Н. В. Склифосовского и отец Алексий назначен настоятелем этого храма. Вскоре он получил ещё одно назначение — настоятелем храма Рождества Христова в Митине.

“Свеча”

Они служили – каждый в своем храме, на своем месте. Их объединяло гораздо большее – любовь к людям, к духовным песнопениям, жаление делать Добро.

Вспоминает протоиерей А. Крашенинников:

«Лишь после отпевания, на поминках, для меня открылась тайна того, почему отец Алексий оставил любимую им профессию детского врача, ведь он был талантливым, внимательным и знающим доктором. С близкими родственниками он поделился главной тяготой души: “Порой как врач всё делаешь, чтобы спасти малыша, но он всё равно умирает. Не всё в руках человеческих, всё в руках Божиих!” Именно это сознание привело его к принятию священного сана, чтобы молитвой ко Господу помогать тем, кому никто не может помочь». 

 “Братьям”

Вспоминает священник Н. Булгаков:

«Как это и допускается по правилам нашей Церкви, Алексей в роддоме сам крестил детей, когда ребёнок мог умереть, не дождавшись священника: чтобы не думать, не терять времени, всех мальчиков – Иванами, всех девочек – Мариями.

“У меня, – говорил Алексей Грачев, – много крестников – детей, которых я крестил в разные годы моей практики. Некоторых буквально в последнюю секунду, перед самым последним вздохом. У меня была с собой святая вода. Я почти каждой маме потом сказал, что её ребёнок крещён, с таким-то именем, она имеет возможность церковно молиться за него, поминать его в храме. Конечно, для матери это утешение. А некоторые даже не знают, что ребёнок у них крещёный. Главное, Господь знает. Это милость Божья, что Господь сподобил их окрестить. Я чувствую, что это мне помогает в жизни, по молитвам этих детей Господь меня хранит. В этом тоже есть некий перст Божий. Может быть, благодаря их молитвам Господь и призвал меня в сан священства”. 

И кресты вышивает последняя осень по истертому золоту наших погон
Иерей Алексей Грачев

Священник И. Дубинин вспоминает об архидиаконе Тамберге:

“О своем послушании в должности эконома Свято-Данилова монастыря он говорил как о неожиданном для себя самого. Он очень любил Троице-Сергиеву Лавру. Думал, что после окончания учебы будет писать иконы и заниматься богословием, и никогда не предполагал, что его способности должны будут раскрыться в административной и хозяйственной деятельности. Размах этой деятельности, мне кажется, ощущали все, хотя бы только слышавшие о Даниловом монастыре и об отце Романе.

Сам же отец Роман жаждал огромного размаха битвы со злом. Называл своим идеалом злодейски убитого в 20-е годы архиепископа Рижского Иоанна (Поммера), человека необычайной силы. Так, в радостном ожидании богатырской битвы за Святую Русь, за Веру Православную он и закончил свою жизнь».

4 мая 1998 года они оба погибли в автомобильной аварии. Оставили о себе очень добрые воспоминания, светлую печаль и – песни. Чтобы мы могли остановиться, оглядеться и задуматься о мире и о себе.

“Паломничество”

Вспоминает В. Корда:

«Однажды мы провели вместе вечер за разговорами, потом к нам присоединилась моя жена, мы попросили отца Романа попеть. Он принёс фисгармонию и спел несколько своих песен. Я у него и спрашиваю, не знает ли он такой песни:

Нас уже не хватает в шеренгах по восемь,

Героям наскучил солдатский жаргон.

И кресты вышивает последняя осень

По истертому золоту наших погон.

Напишу через час после схватки,

А теперь не зови, не проси.

Батальоны бегут без оглядки,

Унося мертвецов на рыси.

Мы у Господа Бога пощады не просим,

Только пыль, да копыта, да пуля вдогон.

И кресты вышивает последняя осень

По истертому золоту наших погон…

И кресты вышивает последняя осень по истертому золоту наших погон

Мне кажется, он задрожал от такой находки, стал подбирать музыку, но тут же отставил инструмент и мы стали петь в два голоса (с моим-то у меня проблемы) и пели чуть ли не до утра, так ему песня эта, у которой я, к сожалению, не знал одного куплета, пришлась по душе. Я предложил ему найти слова и записать её на кассету или на диск, чему он не возражал, только потребовал от меня, чтобы недостающие слова разыскал я. Я, конечно, пообещал, но за суетой позабыл про все наши уговоры, и каково же было мое удивление, когда той весной, собственно, за два дня до смерти, отец Роман, увидевшись со мной в непринужденной обстановке, где его душа отдыхала, первым делом спросил про недостающую строфу. Открыв рыбацкий сезон, он взял детей, чтобы они караулили сеть – в том смысле, чтобы проследили, кто заберёт, если такое произойдет, а вечером усадил меня в машину, чтобы ехать за уловом, детьми и сетью. И вот тут-то он меня и спросил: “Нашёл слова?”. Я сначала даже и не понял, о чем он, а потом загорелось мое лицо, стыдно стало: как же я мог забыть, я ведь и сам хотел найти их, эти слова, да теперь ничего не попишешь. “Нет, – говорю, – прости, надо бы к бардам обратиться, к ним вся такого рода информация стекается”. “Ну так и обратись”. И через минуту, с неподдельным огорчением: “Эх ты, Славка, что ж ты весь год бездельничал?!”.

Получается и правда – год!

Пообещал ещё раз. Да вот, песню мы с ним так и не записали и не допели. Я и слова теперь, пожалуй, искать не буду. Пусть не обижается отец Роман, кто её сейчас будет петь?»

И кресты вышивает последняя осень по истертому золоту наших погон

Благодарю вас за прочтение!

В статье использованы материалы

https://www.muz-planet.com/ban…

http://pesni-tamberga.narod.ru…

1

Автор публикации

не в сети 13 часов

Кристобаль Хунта

И кресты вышивает последняя осень по истертому золоту наших погон 173
Кристобаль Хозевич Хунта, заведующий отделом Смысла Жизни, был человек замечательный, но, по-видимому, совершенно бессердечный. Некогда, в ранней молодости, он долго был Великим Инквизитором и по сию пору сохранил тогдашние замашки. Почти все свои неудобопонятные эксперименты он производил либо над собой, либо над своими сотрудниками...
Комментарии: 58Публикации: 78Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!