Как большевики развивали украинский язык

Сейчас во многих бывших советских республиках звучат обвинения в адрес союзных властей в том, что те, мол, зажимали национальное развитие, насильственно насаждали русский язык. Но факты говорят об ином. Рассмотрим национальный вопрос на примере крупнейшей, после РСФСР, республики Союза — Украины.

Украинские власти постоянно обвиняли руководство СССР в насильственной «русификации» Украины. Вот только факты свидетельствуют об обратном — о том, что советская власть приложила немалые усилия для украинизации, порой даже излишние.

Перейдем к конкретным примерам. Начнем с самой масштабной волны украинизации Украины, проводившейся под руководством Л.М. Кагановича, а затем поговорим об остальных.

Чтобы правильно понять значение Лазаря Моисеевича Кагановича для истории Украины, нельзя забывать, что он еще раз руководил УССР 20 с лишним лет спустя, в течение 1947 года. В связи с послевоенным голодом тогдашний лидер республики Никита Хрущев, совмещавший посты первого секретаря ЦК КПУ и главы правительства, был временно снят с главной должности, престал быть лидером украинской Компартии. На это место был назначен Каганович. Как только голод был преодолен, Лазарь Моисеевич вернулся в Москву, а Никита Сергеевич вновь возглавил республику.

Процесс украинизации при Л.М. Кагановиче в 1920-е годы охватил и регионы других республик, где компактно проживали украинцы, — Северный Кавказ, Казахстан, Дальний Восток. Здесь также открывались украинские школы, издавались украинские газеты, работало украинское радиовещание.

Что же тогда говорить о самой Украине! Тут результаты украинизации были громадными, особенно в тогдашней столице— Харькове и других восточных городах. После нее 80 процентов общеобразовательных школ и вузы гуманитарного и сельскохозяйственного профиля были переведены на украинский язык, тираж украинских газет в 5 раз превысил тираж русских, появились новые украинские театры.

Уже 1926 году делопроизводство было в основном переведено на украинский язык. Количество украинцев среди служащих государственного аппарата с 1923 по 1927 г. возросло с 35 до 54 процентов. Доля коренной национальности среди членов КП(б)У в то же время увеличилась с 23 до 52 процентов. Кстати, именно эти люди стояли во главе республики во время голода 1930-х. К 1930 году соотношение украинских и русских школ составляло десять к одному, на украинском велось преподавание в 2/3 техникумов и 1/3 вузов.

Так в Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы. На Украине был практически уничтожен русский театр. К1930 г. на всю УССР оставалось только 3 большие русскоязычные газеты — по одной в Одессе, Сталино и Мариуполе.

Правительство не считалось с тем, что многие люди не понимали вновь созданного языка. «Нам необходимо приблизить украинский язык к пониманию широких масс украинского народа», — торжественно объявил глава правительства Украины Влас Чубарь.

Но кроме этой волны были и другие волны советской украинизации. Первая волна началась в 1919 году, то есть еще до Квиринга-Кагановича, когда большевики ненадолго овладели Киевом. Вот что пишет об этой волне один из руководителей украинских «самостийников» Винниченко: «До ухода из Киева, то есть за три-четыре месяца коммунистами было сделано для украинской культуры столько, сколько не сделала бы за несколько лет Директория, и что условия работы в национально-культурной области были, вне всякого сомнения, лучше и продуктивнее, чем при чисто украинской власти».

Продолжалась украинизация и после Кагановича, когда в 1928 году Первым секретарем ЦК КПУ стал Станислав Косиор. Тот самый Косиор, памятники которому ныне уничтожаются украинскими националистами. Кстати, при перестройке его почитали как жертву «сталинских репрессий». Косиор был расстрелян в 1939 году. Уж не за голод ли начала 1930-х наказали бывшего лидера Украины? Националисты решили его репрессировать повторно. Мало им «сталинских репрессий» показалось.

Волны украинизации проходили и после Великой Отечественной войны. Одна из них пришлась на начало 1950-х, когда по инициативе Лаврентия Берии партийные органы обязаны были решительно выдвигать местные кадры на партийную и советскую работу. Особенно сильно эта политика затронула вновь присоединенную Западную Украину, когда многим выходцам из Восточной Украины и России пришлось отказаться от своих постов.

В 1960-е также проводилась борьба с русификацией, заменялись вывески, ректорам многих русскоязычных вузов предложили в два года перевести преподавание на украинский, а документацию в парторганах решили вести исключительно на украинском. А так как многие отчеты приходилось направлять в Москву, то в ряде партийных учреждений пришлось брать в штат переводчиков (!). И делалась эта бессмысленная работа не где-нибудь, а в СССР, в стране, где русский был объявлен языком межнационального общения! По приказу из столь ненавистной украинскими националистами Москвы!

Между прочим, в 1964 году в Москве был открыт памятник Тарасу Шевченко. А в 1978 году Советский Союз построил памятник Шевченко в Париже!

Когда украинские националисты пишут о своей борьбе против СССР, одним из эпизодов этой борьбы они называют появление книги выходца из Донбасса, бывшего комсорга Сталинского пединститута — Ивана Дзюбы. Работа эта называлась: «Интернационализм и русификация». Появилась в 1960-х годах и совпала с очередной волной украинизации, проводимой сверху. Эта работа была санкционирована, а по некоторым данным, даже заказана властями. Распространялась работа властями поначалу в узких кругах. А дальше с «Интернационализмом и русификацией» случилось то же, что и с невинным в политическом плане романом Б. Пастернака «Доктор Живаго». Книга Дзюбы появилась за рубежом раньше, чем в СССР. Разгорелся скандал, из-за чего широкая публикация «Интернационализма и русификации» была отложена. Работа была напечатана в 1990 году в журнале «Впчизна».

Кстати, кратковременный арест Дзюбы состоялся через много лет после выхода вышеупомянутого творения и с ним напрямую не связан. Иван Михайлович из своих пяти отсидел полтора года, покаялся и был помилован, а в 1980 году (!) даже восстановлен в Союзе писателей.

А неугодной властям работа Дзюбы об интернационализме стала после того, как ее начали цитировать идеологические противники. Как сказал во время суда над Иваном Михайловичем в 1972 году Д. Павлычко: «Эти Стецьки (это он о тогдашнем «вожде» бандеровцев. — С.А.) уже подыхали без харчей, а вы (это он Дзюбе. — СЛ.) дали им хорошую еду, и они снова очухались». Я цитирую по протоколу, в переводе на русский.

Поучительно все же читать старые протоколы. Будущий певец бандеровщины — Павлычко — знал, что, исключая Дзюбу из Союза писателей, он как бы санкционирует его арест. Так оно и вышло. И все же топил, добивал Павлычко поверженного Дзюбу! Добивал с упоением, «з творчим надхненням»! Заодно и по бандеровщине прошелся, называя своих нынешних кумиров врагами, и к тому же недобитыми. Сейчас Павлычко вместе с Дзюбой — сторонники бандеровцев. Вот такие они, «герои» националистов!

Источник

5

Публикация:

не в сети 2 дня

Янус Полуэктович

Как большевики развивали украинский язык 2 762
Существующий одновременно в двух воплощениях — как администратор А-Янус и как учёный У-Янус.
Янус Полуэктович Невструев — единый в двух лицах директор института и политолог блуждающий в прошлом и будущем!
Комментарии: 11Публикации: 493Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!