Какие факторы определяют, как долго нас помнят после смерти и существует ли генетическая память народа

Несколько факторов определяют, как долго нас помнят после смерти. Влияние и наследие человека, его достижения и вклад в общество – все это может сыграть роль в том, как долго их помнят[1].

Кроме того, потребность в том, чтобы людей любили и помнили, также может влиять на то, как долго их помнят[2]. Исследования показали, что биографии запоминаются дольше всего в нашей коллективной памяти, обычно в течение 20-30 лет[3][1]. Однако воспоминания о людях могут исчезать намного быстрее в зависимости от различных факторов, таких как их влияние на общество и их личные отношения[4]. В конечном счете, семья и близкие друзья должны обеспечить, чтобы память о человеке жила после его смерти[4].

ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ НАРОДА. ЭТНОГЕНЕЗ. КУЛЬТУРНЫЙ ТЕКСТ В МУЗЫКАЛЬНО-ФОЛЬКЛОРНОЙ ТРАДИЦИИ

Вопрос о генетической памяти народа рассматривается в сфере психологии, этнографии. Некоторые убеждены, что невозможно заложить в «генетику» воспитание, связанное с нравственностью, другие же, наоборот, уверены, что «матричный код цивилизации» существует, и именно генетическая память и ее принятие учеными помогут разгадать многие загадки, связанные с этногенезом и особенностями народа.

Так что же такое «генетическая память»? По сути, это уникальное явление, которое позволяет памяти воспроизводить моменты реальной жизни, которые мы просто не можем помнить в связи с тем, что не проживали их в данный временной отрезок. Иными словами, весь тот опыт, который накапливается нами в течение жизни, передается нашим поколениям через подсознание. Такое явление швейцарский философ и психолог Карл Юнг назвал «коллективное бессознательное».

Но даже в случае принятия существования генетической памяти некорректно предполагать, что ее можно построить таким образом, чтобы «запрограммировать» последующие поколения на высоко духовные и нравственные ориентиры и порождать гениев. Этот вопрос с очень интересной позиции рассматривается в теории этногенеза Льва Николаевича Гумилева.

По его мнению, этносы рождаются, живут и умирают, причем рождаются не «из ниоткуда», а из предыдущих видов, и уходят не «в никуда», а в последующие этносы. Но здесь мы вынуждены столкнуться с понятием «пассионарности». Под этим термином понимается способность человека ставить идею выше жизни [2].

Истинную историю рождения этносов очень трудно обнаружить, и, по мнению Л. Н. Гумилева, этнос появился в тот момент, когда группа единомышленников со своими идеями (пассионарии) устали от общества и «откололись» от него, тем самым сформировав свою картину мира. Но в ходе исторического развития процент таких личностей уменьшается, и основную массу общества составляют субпассионарии.

Этнос уходит из истории, но внутри него всегда зарождаются гении, которым надоедает текущая ситуации, бессмысленность. Они ставят духовную идею выше всего остального, и уходят. И начинается новый этнос, который живет по тем же самым правилам.

На данное время можно утверждать, что есть устойчивые конструкции бессознательного рода, семьи, этноса, нации, и информация, которая содержится в этих конструкциях, является достоянием духовного мира [2]. «Судьба каждого этноса напрямую зависит от качества той информации, которая находится в их бессознательной памяти» [3].

В народной духовной культуре коллективный опыт формирует картину мира. Такая мировоззренческая система передается от поколения к поколению. Под культурным текстом понимается не только то, что можно выразить словами. Информация, переданная на языке предметов, музыки, одежды и т. п., также служит своеобразным культурным текстом.

Важно помнить, что, во-первых, культурный текст имеет строгую организацию. Помимо этого, он неоднократно воспроизводится в одной и той же форме. Во-вторых, чтобы правильно расшифровать смысл, заложенный в культурном тексте, надо быть воспитанным в данной культурной традиции, необходимо владеть ее кодом.

Все, что окружает культурный текст, является контекстом, и именно в нем сосредоточена остальная информация. Следовательно, текст и контекст должны передаваться следующим поколениям только комплексно. Это означает, что, например, народная песня благодаря неоднократному воспроизведению в одних и тех же строго определенных обстоятельствах входит в сознание, а не заучивается специально [4].

Во время экспедиций этнографы сталкивались с таким явлением, когда одни и те же носители, не обладая абсолютным слухом, неоднократно исполняли определенную песню, каждый раз сохраняя при этом фиксированную звуковысотность. У таких исполнителей есть выражение «голос дорожку протоптал». Это объясняет тот факт, почему носители придерживаются определенного звуковысотного уровня. Но как же тогда объяснить такое явление, когда спустя поколения, совсем другие исполнители в этой же местности воспроизводят эти песни на той же самой высоте, что и их предки?

В каждой локальной традиции формируется свой звуковой идеал. Облик местной традиции определяют исполнительские особенности, в основном, тембровые характеристики, которые зависят от свойств языкового диалекта, тесситуры, способа звукоизвлечения, соотношения мужского и женского вокального исполнительства. Акустические условия среды (горная, степная, лесная) оказывают большое влияние на исполнительскую традицию [5].

Передача музыкального фольклора передается устным путем, это значит, что любая воспроизводимая мелодия или напев воспринимается новым поколением на слух в момент звучания. Сами исполнители говорят, что они могут петь или играть плохо, но они не могут делать это неправильно [1].

Так существует ли генетическая память народа? История циклична, все события повторяются, идут по спирали. Если генетическая память существует, может, это фиксируется в нашем подсознании? Как объяснить стабильность музыкально-фольклорных традиций, если условия их бытования и носители меняются? На эти вопросы нет однозначных ответов, есть только мнения. В любом случае, проблема рождения и развития этноса не потеряет своей актуальности, потому что это касается каждого из нас.

Список литературы

1. Ефименкова Б. Б. Ритм в произведениях русского вокального фольклора. – М. : Композитор, 2001. – 256 с.

2. Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. – СПб. : Кристалл, 2001. – 642 с.

3. Кореняко В. А. К критике концепции Л. Н. Гумилёва // Этнографическое обозрение. № 3. – 2006. – С. 22–35.

4. Народное музыкальное творчество: Учебник / Отв. ред. О. А. Пашина. – СПБ. : Композитор, 2005. – 568 с.

5. Чекановска А. И. Музыкальная этнография. Методология и методика. – М. : Сов. композитор, 1983. – 190 с.

Источник

Данная статья опубликована в рамках проекта ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТА

Какие факторы определяют, как долго нас помнят после смерти и существует ли генетическая память народа

TELEGRAM BARCAFFE

Адаптивная картинка
Картинка при наведении
Какие факторы определяют, как долго нас помнят после смерти и существует ли генетическая память народа
9

Публикация:

не в сети 4 месяца

Кристобаль Хунта

Какие факторы определяют, как долго нас помнят после смерти и существует ли генетическая память народа 6 185
Кристобаль Хозевич Хунта, заведующий отделом Смысла Жизни, был человек замечательный, но, по-видимому, совершенно бессердечный. Некогда, в ранней молодости, он долго был Великим Инквизитором и по сию пору сохранил тогдашние замашки. Почти все свои неудобопонятные эксперименты он производил либо над собой, либо над своими сотрудниками...
Комментарии: 79Публикации: 954Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!

© 2019 - 2024 BarCaffe · Информация в интернете общая, а ссылка дело воспитания!

Авторизация
*
*

Регистрация
*
*
*
Генерация пароля