Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона

О малоизвестной странице Отечественной войны 1812 года рассказывает Юрий Бондаренко, историк, публицист, специалист по польской истории и филологии.

«Бесчеловечная жестокость»

В 1820-х годах во Франции были опубликованы воспоминания генерала Филиппа-Поля де Сегюра, личного адъютанта Бонапарта. Эти воспоминания вызвали небывалый ажиотаж, позже их использовал Лев Толстой, описывая Бородинскую битву в «Войне и мире». Так вот, в 6-й главе своих мемуаров де Сегюр подробно рассказывает об отступлении наполеоновской армии из Москвы. В том числе – о жуткой сцене, открывшейся командованию французских сил после того, как те миновали Можайск и Бородинское поле, где на тот момент всё ещё лежали «тридцать тысяч наполовину обглоданных трупов».

«…Императорская колонна приближалась к Гжатску (ныне город Гагарин. – Ред.); она была изумлена, встретив на своём пути только что убитых русских. Замечательно то, что у каждого из них была совершенно одинаково разбита голова и что окровавленный мозг был разбрызган тут же. Было известно, что перед нами шло две тысячи русских пленных и что их сопровождали испанцы, португальцы и поляки… Кругом императора никто не обнаруживал своих чувств. Коленкур (дипломат наполеоновской эпохи, был послом в России и министром иностранных дел Франции. – Ред.) вышел из себя и воскликнул: «Что за бесчеловечная жестокость! Так вот та цивилизация, которую мы несли в Россию! Какое впечатление произведёт на неприятеля это варварство? Разве мы не оставляем ему своих раненых и множество пленников? Разве не на ком будет ему жестоко мстить?»

Перед нами – неоспоримое свидетельство военного преступления. И от кого – не от воевавшей с ней стороны, а от человека из ближайшего окружения Наполеона! Де Сегюр, кстати, после войны стал сенатором, прожил долгую жизнь. И много претерпел от соотечественников за то, что в своих воспоминаниях не описывал русских как полных идиотов и не считал поражение Наполеона только лишь заслугой «генерала Мороза».

Между тем, как пишет далее очевидец, увидев страшную картину, «Наполеон хранил мрачное молчание; но на следующий день убийства прекратились. Ограничивались тем, что обрекали этих несчастных умирать с голоду за оградами, куда их загоняли на ночь, словно скот. Без сомнения, это было варварство; но что же было делать? Произвести обмен пленных? Неприятель не соглашался на это. Выпустить их на свободу? Они стали бы рассказывать о нашем бедственном положении и, присоединившись к своим, яростно бросились бы за нами. В этой беспощадной войне даровать им жизнь было равносильно тому, что принести в жерт­ву самих себя. Приходилось быть жестокими по необходимости…»

Точное число убитых русских пленных, к сожалению, осталось неизвестным. Как неизвестно и число выживших. При Шевардине и Бородине было потеряно (убитыми, ранеными и пленными) 44 тыс. солдат и 1,5 тыс. офицеров.

По разным оценкам, в плен к французам тогда попали 700-800 человек. Но позже это число могло резко увеличиться за счёт оставшихся в Москве раненых солдат. Как видим, де Сегюр говорит о двух тысячах наших пленных, шедших впереди императорской колонны. По-видимому, погибла значительная их часть.

Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона 

Месть победителю?

Но почему подозрение падает именно на поляков, ведь в мемуарах речь идёт также об испанцах и португальцах? Ответ простой: в Испании шла партизанская война против французов, воевавшие в рядах Великой армии испанцы и португальцы были призваны не по своей воле. У них не было никаких причин питать как любовь к Наполеону, так и ненависть к его противникам. Поляки же воевали с русскими скорее по зову сердца. Они шли к Бонапарту добровольцами, в надежде восстановить своё государство. Примечательная деталь: когда Русская армия в начале войны отступала от границ империи через белорусские земли, населённые в значительной степени поляками, она сталкивалась с проявлениями партизанской борьбы, наши конвои не раз были атакованы.

Можно вспомнить и другой факт: когда за месяц до описываемых событий наполеоновские войска только вошли в Москву, то первым делом поляки из 5-го корпуса Понятовского ворвались в Кремль и забрали все трофеи, взятые Мининым и Пожарским у польских интервентов за 200 лет до того, в 1612 году. Забрали, чтобы уничтожить следы своих былых поражений…

Вот и осенью 1812-го у польских военных был весомый повод жестоко обойтись с нашими пленными. Они понимали: разгром Наполеона лишает их шансов на восстановление независимого Польского государ­ства. Между тем убийство этих русских пленников – по сути, такое же военное преступление, как и катынская трагедия, во время которой в 1940 г. были уничтожены тысячи польских граждан. Масштаб этих драм, конечно, разный – в катынском лесу погибло больше людей. Но это не значит, что наши солдаты, подло убитые в октябре 1812-го, не заслуживают того, чтобы об их трагедии помнили. Эпизод 200-летней давности показывает, что не всё было однозначно и россияне вполне могут предъявить свой счёт за военные преступления к польской стороне.

  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
  • Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона
5

Автор публикации

не в сети 20 часов

Янус Полуэктович

Война 1812 года: Бесчеловечная жестокость польских убийц русских пленных изумили даже Наполеона 507
Существующий одновременно в двух воплощениях — как администратор А-Янус и как учёный У-Янус.
Янус Полуэктович Невструев — единый в двух лицах директор института; получил своё имя от Януса (лат. Ianus, от ianua — дверь) римской мифологии — двуликого бога дверей, входов, выходов, различных проходов, а также всяческих начинаний и начал во времени.
Великосущий политолог блуждающий в прошлом и будущем!
Комментарии: 10Публикации: 161Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!