Выдающийся прорыв группы майора Васечкина и ст. сержанта Малько на танке Т-28 через Минск

80 лет назад – 3 июля 1941 года, солнечным днём в город Минск, уже неделю как захваченный нацистами, неторопливо въехал советский танк. Шестеро танкистов  до вчерашнего дня не были знакомы друг с другом. Они встретились 2 июля на берегу Березины и, даже толком не познакомившись, образовали «экипаж машины боевой». Старший сержант-танкист Малько, отставший от колонны из-за ремонта своего танка Т-28, и майор танковых войск в сопровождении четырех курсантов-артиллеристов. Вместо того, чтобы пробиваться на восток, решили двинуть назад, на запад и побеспокоить немцев в Минске…

Одинокие, уже запуганные немцами прохожие торопливо жались к домам – по улицам города ползла огромная трёхбашенная бронированная машина, ощётинившаяся четырьмя пулемётами Дегтярёва, неторопливо поводя дулом короткой 76-мм пушки.

Гитлеровские солдаты совершенно не опасались советского танка – в те дни в верхмахте было уже немало трофейной бронетехники, хотя их несколько смущали красные звезды на башне. Весёлый немецкий велосипедист даже некоторое время ехал перед танком, неторопливо нажимая на педали. Механик-водитель нажал на газ посильнее, танк дёрнулся вперёд и размазал незадачливого велосипедиста по мостовой – видать, тот просто надоел танкистам.

Наконец подъехали к ликёроводочному заводу. Неторопливые, обстоятельные немцы грузили в грузовик ящики со спиртным. Рядом скучал бронеавтомобиль. Первым не выдержал стрелок в правой башне – метров с пятидесяти дал очередь по грузовику из пулемёта. Пулеметчик в левой тоже нажал на гашетку. Командир-майор закусил губу — первым же точным выстрелом превратил броневик в груду металла и перевёл огонь на пехоту. Через несколько минут всё было кончено. Завершая картину разгрома, сержант Малько провёл танк по остаткам грузовика.

Судя по всему – немцы ещё не понимали, что происходит в городе. Никем не преследуемый танк аккуратно переехал речку Свислочь по деревянному мостику – почти 30 тонн это не шутка – и пополз к рынку. Навстречу Т-28 пошла колонна мотоциклистов – точно таких же, какими их покажут в фильмах лет через 20 – весёлые, форсистые, уверенные в себе. Серая змея обтекала танк слева. Пропустив несколько экипажей за корпус танка, майор резко ударил механика-водителя по левому плечу, и тот бросил танк прямо в колонну. Послышался страшный скрежет и крики. Тыльный пулемёт из головной башни ударил в затылок успевшим проскочить мотоциклистам, на дороге началась паника.

Башенные ДТ поливали огнём гитлеровцев в середине и конце колонны, побледневший Малько жал и жал на рычаги, перемалывая железной громадой людей и мотоциклы. Пот тёк из под шлема и заливал ему глаза – ещё двумя неделями раньше он, прошедший Испанию, Халхин-Гол, Польшу и Финляндию, даже представить себе не мог, что попадёт в такую мясорубку.

Патронов танкисты не жалели – ещё с утра они в брошенном военном городке набили танк патронами и снарядами под завязку. Правда, впопыхах взяли половину снарядов для дивизионных пушек – а те, хоть и были того же калибра, не лезли в танковую пушку. Зато пулемёты били не смолкая. Выезжая на центральную улицу Минска – Советскую – танк, походя, обстрелял немцев толпившихся в сквере у театра. Потом, свернул на Пролетарскую и там остановился. Улица была просто забита врагами и техникой – машины с оружием, машины с боеприпасами, цистерны с горючим, полевые кухни. И солдаты, солдаты в серой форме кругом.

Выдержав мхатовскую паузу Т-28 взорвался смерчем огня. Пушка и три фронтальных пулемёта превратили улицу в кромешный ад. Почти сразу же загорелись цистерны, горящий бензин потёк по улицам, огонь перекинулся на машины с боеприпасами, потом на дома и деревья. Шансов укрыться от кинжального огня не было ни у кого. Оставив после себя филиал чистилища, танкисты решили посетить парк Горького. Правда, по дороге они попали под огонь 37-ми миллиметровой противотанковой пушки. Тремя выстрелами майор заставил ее замолчать.

В парке танкистов опять ждали гитлеровцы. Эти уже слышали выстрелы и разрывы рвущихся боеприпасов – но задирали головы и выглядывали сталинских соколов. Думали, что окромя авиации им в Минске ничего не угрожает. Краснозвёздный Т-28 поспешил их в этом разубедить. Всё пошло по накатанной – лающая пушка, захлёбывающиеся пулемёты, подожжённая цистерна, чёрный дым и разбросанные трупы вражеских солдат.

Боезапас пушки почти иссяк, и для танкистов подошло самое время делать ноги из Минска, тем более что теперь он перестал быть для немцев райским местом. Они двинули на Комаровку – там и до выезда недалеко, а дальше – на Московское шоссе – и к своим. Не получилось. Уже на выезде из города, у старого кладбища, Т-28 попал под огонь хорошо замаскированной противотанковой батареи. Первые снаряды рикошетили от башни, но шансов не было – фрицы были прицельно и в борт, отвечать было практически нечем. На полном газу водитель гнал и гнал танк к окраине. Им не хватило всего минуты – снаряд попал в мотор, танк загорелся и окончательно остановился после следующего попадания. Впрочем, экипаж был ещё жив и майор Васечкин скомандовал покинуть машину.

Уйти удалось не всем. После боя местная жительница Любовь Киреева похоронила двоих человек – майора, который до последнего отстреливался от фашистов из нагана и одного из курсантов. Второй курсант, видимо, либо сгорел в танке, либо был убит, пытаясь выбраться из него. Подбитый Т-28 простоит в Минске всю окупацию, напоминая и немцам и минчанам о подвиге наших солдат.

Судьбы выживших — различны. Заряжающий Фёдор Наумов был укрыт местными жителями, ушёл в лес, воевал в партизанском отряде, в 1943-м году был ранен и вывезен из оккупированной Белоруссии в тыл. Николай Педан был взят фашистами в плен, провел четыре года в концлагерях, был спасён в 45-м году, вернулся на службу в армию и демобилизовался в 1946-м году.

Огромный боевой опыт механика-водителя, старшего сержанта Малько помог ему и здесь – он выбрался из города, встретил выходящих из окружения красноармейцев, перешёл линию фронта, вернулся в танковые части. Однако, к нему отнеслись с подозрением в Особом отделе. Почему не сохранил танк, вверенное ему военное имущество? Свидетели его подвига, сотни минчан по понятным причинам не могли дать показаний. Малько чудом избежал расстрела, и с честью прошёл всю войну до конца. В 1944 году по иронии судьбы, ровно через три года, а именно 3 июля, он в качестве механика-водителя уже четвертого своего танка освобождал Минск. Каково же было его удивление, когда он увидел на Комаровке свой Т-28, на котором совершил рейд в оккупированный Минск 3 июля 1941 года. После детонации боекомплекта главную башню танка оторвало и бросило на корпус, но немцы почему-то так и не убрали разрушенный танк, и он простоял на том самом месте всю войну, как памятник героизму советских танкистов.

Дмитрий Малько и Николай Педан найдут друг друга и встретятся через 20 лет после войны.

Экипаж танка Т-28:

Командир танка/башенный стрелок – Майор Васечкин

Механик-водитель Старший сержант – Дмитрий Малько

Заряжающий Курсант – Фёдор Наумов

Пулемётчик правой башни Курсант – Николай Педан

Пулемётчик левой башни Курсант – Сергей (фамилия неизвестна)

Пулемётчик тыльного пулемёта головной башни – Курсант Александр Рачицкий

10

Публикация:

не в сети 2 дня

Янус Полуэктович

Выдающийся прорыв группы майора Васечкина и ст. сержанта Малько на танке Т-28 через Минск 3 756
Существующий одновременно в двух воплощениях — как администратор А-Янус и как учёный У-Янус.
Янус Полуэктович Невструев — единый в двух лицах директор института и политолог блуждающий в прошлом и будущем!
Комментарии: 15Публикации: 601Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!