На Курской дуге применялось ядерное оружие? (много букв)

Это только небольшие отрывки из начальных глав большой книги с названием – Черное солнце Третьего рейха. Битва за «оружие возмездия». Автор Джозеф Фаррелл.

Когда я был мальчишкой, меня очаровывали разные странности, особенно те, которые на первый взгляд не имели никакого смысла.

В первую очередь мой интерес привлекали исторические аномалии и сообщения о невозможных происшествиях, и этому интересу суждено было поселиться в моем сознании на долгие годы.

Эта тема озвучена Юрием Шатохиным в видео, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/XyIAbL3hhR8

* * *

Подобно многим американцам, я прекрасно помню, где находился в тот момент, когда узнал об убийстве президента Кеннеди. Больной, я сидел дома, смотрел телевизор и уныло хлебал не знаю какую по счету тарелку куриной лапши, которой мать неизменно кормила меня во время болезни. Мать сидела па диване и шила, одним глазом поглядывая в телевизор. Вдруг программу прервал знакомый голос диктора Уолтера Кронкайта, и начался экстренный выпуск новостей. Подобно многим американским детям, в тот вечер я плакал.

Помню, как приблизительно через год, когда доклад комиссии Уоррена, расследовавшей убийство Кеннеди, был опубликован и подробно проанализирован практически но всех американских газетах, я подумал: «Это не могло произойти так, как описано». И я внимательно слушал, как мои родители обсуждали официальные заключения по делу Освальда, сопоставляя версию о сумасшедшем одиночке, стрелявшем с шестого этажа книжного склада в Далласе, с тем, что начинало подниматься поросшим травой холмом.

Подростком я увлекся историей Второй мировой войны, и особенности европейским театром военных действий и гонкой за обладание атомной бомбой. Тогда же меня серьезно заинтересовала физика, и у меня в голове после ознакомления с учебниками истории засела еще одна не дающая покоя мысль: Соединенные Штаты ни разу не произвели испытание урановой бомбы, сброшенной на Хиросиму. Я находил этот факт в высшей степени странным. На мой взгляд, в нем присутствовали те же самые острые углы, что и в «магической пуле» комиссии Уоррена. Тут что-то было не так. С годами накопились и другие необъяснимые обстоятельства, которые словно подчеркивали все то странное, чем сопровождалось окончание войны, и этот факт в частности.

Затем в 1989 году рухнула Берлинская стена, и две Германии, существовавшие после войны, устремились к объединению. Казалось, события разворачиваются настолько быстро, что средства массовой информации не успевают за ними следить. Я хорошо помню и этот день, ибо я тогда вместе с другом ехал в машине по Манхэттену. Мой друг был выходцем из России, и среди его родственников были ветераны жестоких боев на Восточном фронте.

Мы слушали выпуск новостей по радио, затаив дыхание и с тревогой. Повернувшись ко мне, мой друг сказал: «Теперь много всякого дерьма всплывет». Я кивнул. До этого мы с ним частенько обсуждали возможные последствия объединения Германии. Наши долгие споры по поводу Второй мировой войны убедили нас в том, что в этой войне многое не поддается никакому объяснению.

Постепенно и, нужно добавить, совершенно предсказуемо сами немцы стали раскрывать недоступные прежде архивы Восточной Германии и Советского Союза. Заговорили очевидцы, и немецкие авторы предприняли попытку рассмотреть еще один аспект самого мрачного периода истории своей страны.

Работы эти остались по большей части не замечены в Соединенных Штатах, как представителями традиционной исторической школы, так и теми, кто ищет альтернативные взгляды на историю.

Настоящая книга в значительной степени основана именно на этих работах немецких исследователей. Как и в них, в ней поднимаются пугающие вопросы, на которые нередко даются леденящие душу ответы. Хотя облик нацистского режима становится еще более черным, образу союзников-победителей тоже изрядно достается. Эта книга не только предлагает радикально иной взгляд на историю гонки за обладание атомной бомбой, но и очерчивает те огромные шаги, которые делала Германия в разработке новых технологий, способных позволить создать целый арсенал оружия второго, третьего и даже четвертого поколений, обладающего еще более страшной разрушительной силой.

Эту книгу нельзя считать научным трудом. Однако она не является и чистым вымыслом. 

Лучше всего ее рассматривать как анализ различных возможностей, гипотетическую историю. Данная книга представляет собой попытку разобраться с помощью радикальных гипотез, помещенных в очень широкий контекст, в событиях, произошедших во время войны и после нее, начисто лишенных смысла.

* * *

Тем временем на юге Германии 3-я и 7-я американские и 1-я французская армии упорно продвигались на восток в направлении так называемой «Национальной цитадели»… Американская 3-я армия вступила на территорию Чехословакии и к 6 мая овладела городами Пльзень и Карлсбад и продолжала наступление в направлении Праги.

Окончание Второй мировой войны в Европе, по крайней мере в том виде, в каком оно обычно излагается, представляется абсолютно бессмысленным, ибо то, что написано в учебниках истории, напоминает не что иное, как плохо написанный финал к одной из мелодраматических опер Вагнера.

В октябре 1944 года немецкий пилот и специалист по ракетной технике по имени Ганс Цинссер летел в сгущающихся сумерках на двухмоторном бомбардировщике «Хейнкель-111» над провинцией Мекленбург, расположенной на севере Германии на побережье Балтийского моря. Он вылетел вечером, чтобы избежать встречи с истребителями союзников, которые к этому времени захватили полное господство в небе Германии.

Цинссер никак не мог знать, что увиденное им в ту ночь будет после войны на долгие десятилетия упрятано в совершенно секретные государственные архивы Соединенных Штатов. И уж определенно он не мог предположить, что его свидетельские показания, в конце концов рассекреченные на самом рубеже тысячелетий, станут поводом заново переписать или по крайней мере придирчиво пересмотреть историю Второй мировой войны.

Рассказ Цинссера о том, что он увидел в том ночном полете, одним махом разрешает одну из самых больших загадок, связанных с окончанием войны. Одновременно он ставит новые загадки, поднимает новые вопросы, позволяя на мгновение заглянуть в пугающий запутанный мир секретного оружия, которое разрабатывалось нацистами.

Показания Цинссера открывают самый настоящий ящик Пандоры с информацией о проводимых в Третьем рейхе работах по созданию жуткого оружия, по размаху и возможным ужасающим последствиям применения значительно превосходящего обычные атомные бомбы.

Что гораздо важнее, его показания также порождают очень неприятный вопрос: почему правительства стран-союзниц, и Америки в частности, держали все это засекреченным так долго? Что же мы на самом деле получили от нацистов в конце войны?

Для того чтобы оценить в полной мере, насколько плохо написан этот финал мировой войны, лучше всего начать с наиболее логичного места: Берлин, бункер, запрятанный глубоко под землей, последние недели войны.

Генерал-полковник Готтард Хейнрици, командующий группой армий «Висла», которой приходится противостоять многократно превосходящим численностью армиям маршала Жукова, подошедшим к Берлину уже ближе чем на шестьдесят километров, умоляет фюрера выделить ему подкрепление.

Хейнрици недоумевает по поводу диспозиции германских войск, которую видит на карте: самые отборные и боеспособные части находятся далеко на юге, отражая натиск сил маршала Конева в Силезии. Таким образом, эти войска, что совершенно необъяснимо, обороняют Бреслау и Прагу, а не Берлин. Генерал умоляет Гитлера перебросить часть этих войск на север, но тщетно.

«Именно Прага, — с мистическим упрямством отвечает фюрер, — является ключом к победе в войне». Изнемогающим под натиском превосходящих сил противника войскам генерал-полковника Хейнрици придется «обойтись без подкреплений».

И действительно, почему Гитлер держал так много германских войск в Норвегии до самого конца войны?

Такая парадоксальная дислокация германских войск является первой тайной плохо написанного финала войны на европейском театре. И немецкие генералы, и генералы союзников много размышляли над этой загадкой после войны; в конце концов и те, и другие списали все на сумасшествие Гитлера, — это заключение стало частью «легенды союзников», повествующей об окончании войны.

Однако, судя по всему, на этом «маниакальное безумие» фюрера не заканчивается. На совещаниях высшего военного командования в последние недели войны Гитлер неоднократно повторял хвастливые утверждения о том, что Германия скоро будет обладать таким оружием, которое вырвет победу из челюстей поражения «без пяти минут полночь». Вермахту лишь необходимо продержаться еще чуть-чуть. И в первую очередь нужно удержать Прагу и Нижнюю Силезию.

* * *

Однако и на другой стороне «легенды союзников» происходят не менее загадочные и необъяснимые события.

В марте и апреле 1945 года 3-я американская армия под командованием генерала Джорджа С. Паттона несется через южную Баварию, насколько это только возможно в оперативном плане, направляясь по кратчайшему пути к:

1) огромным военным заводам «Шкоды» под Пльзенем, к тому времени буквально стертым с лица земли союзной авиацией;

2) Праге;

3) горам Гарц в Тюрингии, известным в Германии как «Dreiecks» или «Три угла», области между старинными средневековыми городами Арнштадт, Йонашталь, Веймар и Ордруф

Бесчисленные исторические труды упорно твердят, что на этом маневре настоял Верховный штаб союзных экспедиционных сил (ВШСЭС).

Как гласит официальная история, действия 3-й армии были направлены на то, чтобы отрезать пути отступления гитлеровских войск, спасающихся бегством из мясорубки под Берлином.

Несомненно, генерал Паттон и командиры дивизий его армии имели доступ к более объективной информации. Но нам совсем непонятно – зачем же было нужно это невероятно стремительное и в общем-то безрассудное наступление, которое, как пытается убедить нас послевоенная «легенда союзников», призвано было отрезать пути отступления нацистов, бегущих из Берлина, которые на самом деле никуда не бежали, в укрепленный район, которого на самом деле не существовало?

Загадка становится все более запутанной.

Затем, что примечательно, по странной прихоти судьбы генерал Паттон, самый выдающийся американский полководец Второй мировой войны, внезапно умирает — как полагают некоторые, при весьма подозрительных обстоятельствах, от осложнений травм, полученных в результате незначительной автомобильной аварии вскоре после окончания войны, в самом начале военной оккупации Германии державами-победительницами.

Для многих не вызывает никаких сомнений, что смерть Паттона была весьма подозрительной. Но какие же объяснения предлагают те, кто не считает ее случайной? Одни считают, что генерала устранили за его высказывания о том, что нужно «развернуть германские армии кругом» и двинуть их первым эшелоном вторжения союзных войск в Советский Союз. Другие утверждают, что Паттона ликвидировали за то, что он слишком много знал.

И тут одинокий германский летчик Ганс Цинссер и его наблюдения предлагают ключ к загадке, почему понадобилось заставить умолкнуть генерала Паттона. Давайте обратимся к другому, менее широко распространенному объяснению молниеносного броска Третьей армии в южные районы Германии и в Богемию, совершенного в самом конце войны.

В своей книге «Совершенно секретно» Ральф Ингерсолл, американский офицер связи, работавший в ВШСЭС, предлагает следующую версию событий, которая гораздо больше соответствует действительным намерениям немцев:

«(Генерал Омар) Брэдли полностью владел ситуацией… в его распоряжении были три армии, прорвавшие линию обороны на Рейне и готовые пожинать плоды своей победы. Проанализировав ситуацию в целом, Брэдли пришел к выводу, что захват разрушенного Берлина с военной точки зрения не имеет никакого смысла… Германское военное министерство уже давно покинуло столицу, оставив только арьергард. Главная же часть военного министерства, включая бесценные архивы, была переведена в Тюрингский лес…»

Но что именно обнаружили дивизии Паттона под Пльзенем и в лесах Тюрингии?

Лишь после недавнего объединения Германии и рассекречивания восточногерманских, британских и американских документов появилось достаточно информации, чтобы обрисовать в общих чертах эту’ фантастическую историю, дать ответы на вопросы — и объяснить причины возникновения послевоенной «легенды союзников».

Наконец, мы подходим к основной теме послевоенной «легенды союзников». По мере того как союзные войска все дальше углублялись на территорию Германии, все более многочисленные отряды ученых и экспертов и их координаторы из разведки рыскали по рейху, выискивая германские патенты и секретные разработки в области вооружения, в первую очередь пытаясь определить состояние работ по созданию германской атомной бомбы.

Союзники высосали из Германии все сколько-нибудь значимые научно-технические достижения.

Данная операция стала самым значительным перемещением новых технологий в истории.

Даже на самом последнем этапе войны, когда союзные армии продвигались по Западной Европе, со стороны союзников существовали опасения того, что Германия опасно близка к созданию атомной бомбы и может применить одно или несколько ядерных устройств для удара по Лондону или другим целям. И доктор Геббельс в своих речах про устрашающее оружие, от которого замирает сердце, только укреплял эти страхи.

* * *

Ситуацию нисколько не улучшают события в противоположном конце земного шара, на Тихоокеанском театре военных действий, ибо там американским исследователям после окончания войны предстояло обнаружить столь же странные факты.

Так, после атомной бомбардировки Нагасаки император Хирохито, преодолев сопротивление министров, которые требовали продолжать войну, принял решение о безоговорочной капитуляции Японии.

Но почему японские министры настаивали на продолжении войны, несмотря на подавляющее превосходство союзников в обычных видах вооружения и, кроме того, потенциальный ливень атомных бомб? В конце концов, две бомбы запросто могли превратиться в двадцать. Конечно же, можно списать возражения министров намерениям императора на «гордые самурайские традиции», на «японское понятие чести» и так далее. И подобное объяснение получится вполне приемлемым.

Однако другое объяснение заключается в том, что членам японского кабинета министров было известно нечто секретное.

А известно им, вероятно, было то, что вскоре предстояло выяснить американской разведке: японцы «незадолго до капитуляции создали и успешно испытали атомную бомбу. 

Работы велись в корейском городе Конан (японское название города Хыннам) на севере полуострова». Эта бомба была взорвана, как утверждает автор, через день после того, как американская плутониевая бомба «Толстяк» взорвалась над Нагасаки, то есть 10 августа 1945 года.

Другими словами, война в зависимости от решения Хирохито могла стать ядерной. Разумеется, к этому времени ничего хорошего дальнейшее затягивание войны Японии не сулило, поскольку у нее не было эффективных средств доставки ядерного оружия до сколько-нибудь значимой американской цели. Император остудил пыл своих министров.

Эти непроверенные утверждения наносят еще один удар по «легенде союзников», ибо где японцам удалось добыть уран, необходимый для создания атомной бомбы (которая у них якобы была)? И, что гораздо важнее, технологии его обогащения? Где они изготовили и собрали такое устройство? Кто отвечал за работы? Ответы на эти вопросы, как будет видно в дальнейшем, возможно, объясняют также и другие события, которые происходили уже через много лет после окончания войны, быть может, вплоть до наших дней.

Однако даже сейчас мы только начинаем проникать в суть этого «плохо написанного финала». Остается еще множество странных малоизвестных деталей, на которые следует обратить внимание.

Почему, например, в 1944 году одинокий бомбардировщик «Юнкерс-390», огромный шестимоторный тяжелый сверхдальний транспортный самолет, способный совершить беспосадочный межконтинентальный перелет из Европы в Северную Америку и обратно, пролетел меньше чем в двадцати милях от Нью-Йорка, сфотографировал силуэты небоскребов Манхэттена и возвратился в Европу?

Но с какой целью и, что самое главное, какова была цель именно этого небывалого перелета?

И, наконец, весьма любопытный факт, одна из тех очевидных вещей, которую обычно упускают из вида, если не привлечь к ней внимание: на испытаниях атомной бомбы, состоявшихся на полигоне Тринити в штате Нью-Мексико, было взорвано американское ядерное устройство, основанное на принципе сжатия плутония энергией имплозийного взрыва. Это испытание требовалось для того, чтобы проверить правильность концепции. Результат превзошел все ожидания.

Еще один крайне важный вопрос: почему американская урановая бомба в отличие от плутониевой не была испытана перед тем, как ее сбросили на Хиросиму? С военной точки зрения это выглядит необычайно опасно…

Неужели американцы просто забыли испытать бомбу, или же кто-то это уже сделал за них?

* * *

Так что же все-таки увидел немецкий летчик Ганс Цинссер в ту октябрьскую ночь 1944 года, пролетая на бомбардировщике «Хенкель» в сгущающихся сумерках над северными районами Германии? Нечто такое (сам Цинссер об этом и не догадывался), что требует практически полного пересмотра плохо написанного вагнеровского либретто.

Запись его показаний включена в доклад военной разведки от 19 августа 1945 года, рулон номер А-1007, в 1973 году переснятый на пленку на базе ВВС в Максвелле, штат Алабама. Показания Цинссера приводятся на последней странице доклада:

47. Некий человек, по фамилии Цинссер, специалист по зенитным ракетам, рассказал о том, чему он был свидетелем: «В начале октября 1944 года я вылетел из Людвигслуста. (к югу от Любека), расположенного от 12 до 15 километров от атомного полигона, и вдруг увидел сильное яркое свечение, озарившее всю атмосферу, которое продолжалось около двух секунд.

48. Из облака, образовавшегося при взрыве, вырвалась отчетливо видимая ударная волна. К тому времени, как она стала видимой, она имела диаметр около одного километра, а цвет облака часто менялся. После непродолжительного периода темноты оно покрылось множеством ярких пятен, которые в отличие от обычного взрыва имели бледно-голубой цвет.

49. Приблизительно через десять секунд после взрыва отчетливые очертания взрывного облака исчезли, затем само облако начало светлеть на фоне темно-серого неба, затянутого сплошными облаками. Диаметр по-прежнему видимой невооруженным глазом ударной волны составлял по крайней мере 9000 метров; видимой она оставалась не меньше 15 секунд.

50. Мое личное ощущение от наблюдения за цветом взрывного облака: оно приняло сине-фиолетовый оттенок. В течение всего этого явления были видны красновато-окрашенные кольца, очень быстро меняющие цвет на грязные оттенки.

51. Со своего наблюдательного самолета я ощущал слабое воздействие в виде легких толчков и рывков.

52. Приблизительно через час я вылетел на «Хе-111» с аэродрома Людвигслуст и направился в восточном направлении. Вскоре после взлета я пролетел через зону сплошной облачности (на высоте от трех до четырех тысяч метров). Над тем местом, где произошел взрыв, стояло грибовидное облако с турбулентными, вихревыми слоями (на высоте приблизительно 7000 метров), без каких-либо видимых связей. Сильное электромагнитное возмущение проявилось в невозможности продолжать радиосвязь.

53. Поскольку в районе Витгенберга-Берсбурга действовали американские истребители «П-38», мне пришлось повернуть на север, но зато мне стала лучше видна нижняя часть облака над местом взрыва. Замечание: мне не очень понятно, почему эти испытания проводились в таком плотно населенном районе».

Другими словами, некий немецкий летчик наблюдал испытание оружия, обладающего всеми признаками ядерной бомбы: электромагнитным импульсом, который вывел из строя радио, грибовидным облаком, продолжительным горением ядерного вещества в облаке и так далее. 

И все это происходило на территории, находившейся несомненно под контролем Германии, в октябре 1944 года, за целых восемь месяцев до испытания первой американской атомной бомбы в штате Нью-Мексико!

Обратите внимание на то любопытное обстоятельство, что, по утверждению Цинссера, испытание проводилось в густонаселенном районе.

Рассказ Цинссера полностью опровергает «легенду союзников» и поднимает пугающий вопрос — известно ли было союзникам еще до окончания войны о том, что Германия испытала атомную бомбу?

Обратите внимание на прозрачное утверждение о том, что Германия так и не смогла «применить бомбу в этой войне». В докладе не говорится о том, что немцы не испытали атомную бомбу, — утверждается лишь, что они ее не применили.

Относительно немецких исследований в области создания атомной бомбы из документа следует, что Германия занималась урановой бомбой. Плутониевая бомба не упоминается ни разу.

Таким образом, именно отсутствие упоминаний о плутонии в данном докладе дает нам первую существенную улику в вопросе понимания истинного характера ядерных исследований в нацистской Германии.

Для того чтобы подтвердить или проверить поразительные показания Цинссера, необходимо искать доказательства. Необходимо искать свидетельства того, что немцам удалось накопить оружейный уран в количестве, достаточном для получения критической массы атомной бомбы. И далее нужно искать полигон или полигоны и выяснять, имеются ли на нем (на них) признаки ядерного взрыва.

К счастью, в последнее время все больше документов рассекречивают Великобритания, Соединенные Штаты и бывший Советский Союз, правительство Германии открывает архивы бывшей Восточной Германии: все это обеспечивает медленный, но непрерывный приток информации.

В результате появилась возможность подробно исследовать все аспекты этой проблемы, о чем можно было только мечтать всего каких-нибудь несколько лет назад. Ответы, как мы увидим в остальных главах первой части, тревожные и пугающие.

* * *

В Германии в годы войны осуществлялась крупная и успешная программа по обогащению и очистке урана.

Начнем поиски с самого, казалось бы, малоподходящего места, с Нюрнберга.

На послевоенном трибунале над военными преступниками нескольким руководителям высшего звена огромного, невероятно могущественного и широко известного германского химического картеля «И. Г. Фарбен А. Г.» пришлось сесть на скамью подсудимых. История этой первой глобальной корпорации – ее финансовая поддержка нацистского режима, ключевая роль в военно-промышленном комплексе Германии, а также участие в производстве отравляющего газа «Циклон-Б» для лагерей смерти.

Концерн «И. Г. Фарбен» принимал активное участие в зверствах нацизма, создав в годы войны огромный завод по производству синтетического каучука буна в Аушвице (немецкое название польского городка Освенцим) в польской части Силезии.

Поскольку вермахт собирался в самом ближайшем времени обрушиться на Россию, руководство «Фарбена», предвкушая огромные прибыли, решило финансировать строительство огромного комплекса на собственные средства, не привлекая денег нацистского режима, и вложило в проект 900 000 000 рейхсмарок — почти 250 000 000 долларов по курсу 1945 года или свыше двух миллиардов долларов в нынешних ценах. Этот завод по производству синтетического каучука должен был затмить все подобные.

Возведение огромного комплекса по производству синтетического каучука и газолина было завершено. Через строительную площадку прошло свыше трехсот тысяч заключенных концентрационного лагеря; из них двадцать пять тысяч умерли от истощения, не выдержав изнурительного труда. Комплекс получился гигантским. Настолько огромным, что «он потреблял больше электроэнергии, чем весь Берлин»

Однако во время трибунала над военными преступниками следователей держав-победительниц озадачил не этот долгий перечень жутких подробностей. Их поставило в тупик то, что, несмотря на такое огромное вложение денег, материалов и человеческих жизней, «так и не было произведено ни одного килограмма синтетического каучука».

На этом, словно одержимые, настаивали директора и управляющие «Фарбена», оказавшиеся на скамье подсудимых. Потреблять больше электроэнергии, чем весь Берлин — в то время восьмой по величине город в мире, — чтобы абсолютно ничего не произвести?

Если это действительно так, значит, невиданные затраты средств и труда и огромное потребление электроэнергии не внесли никакого существенного вклада в военные усилия Германии. Несомненно, тут что-то не так.

Во всем этом не было никакого смысла тогда и нет никакого смысла сейчас, если только, разумеется, этот комплекс занимался вовсе не производством буны…

* * *

Когда концерн «И. Г. Фарбен» начал возводить комплекс по производству буны под Освенцимом, одним из самых странных обстоятельств стало выселение из своих домов более чем десяти тысяч поляков, чье место заняли переехавшие из Германии вместе со своими семьями ученые, инженеры и рабочие-контрактники. В этом отношении параллель с американским «Манхэттенским проектом» несомненна.

Просто невероятно до крайности, что корпорация, имеющая безукоризненный послужной список в деле освоения новых технологий, приложившая столько сил в научном и техническом плане, построила комплекс, потреблявший чудовищное количество электроэнергии и так ничего и не выпустивший.

Какие еще технологии могли требовать электроэнергии в таких огромных количествах, наличия многочисленного квалифицированного инженерного и рабочего персонала, а также близости к значительным источникам воды?

Речь идет об обогащении урана.

Рабочей силой комплекс в значительной степени обеспечивали заключенные расположенного поблизости концентрационного лагеря, находящегося в ведении СС, завод подпадал под требования секретности СС, следовательно, первостепенной задачей «Фарбена» становилось создание «легенды». Например, в том маловероятном случае, если кому-то из заключенных удастся бежать и союзники узнают про комплекс, «завод по производству синтетического каучука» явится правдоподобным объяснением.

Выбор места — рядом с концентрационным лагерем в Освенциме с его сотнями тысяч несчастных заключенных — также имеет стратегически важный, хотя и страшный смысл. Подобно многим последующим диктаторским режимам, Третий рейх, судя по всему, разместил комплекс в непосредственной близости от концлагеря, сознательно используя заключенных в качестве «живого щита» для защиты от бомбардировок союзников. Если так, решение оказалось правильным, поскольку ни одна бомба союзников так и не упала на Освенцим. Комплекс был демонтирован лишь в 1944 году в связи с наступлением советских войск.

Германия обладала достаточным источником урановой руды, ибо Судетская область, аннексированная после печально знаменитой Мюнхенской конференции 1938 года, известна своими богатыми запасами самой чистой урановой руды в мире.

По стечению обстоятельств этот район также находится недалеко от области «Три угла» в Тюрингии на юге Германии и, следовательно, рядом с Силезией и различными заводами и комплексами. Поэтому руководство «Фарбена», возможно, имело еще одну причину для выбора Освенцима в качестве места для строительства комплекса по обогащению урана. Освенцим был расположен рядом не только с водой, транспортными путями и источником рабочей силы, он находился в удобной близости к урановым рудникам Чешских Судет, оккупированных Германией.

Таким образом вырисовывается довольно занятная картина, которая серьезно противоречит официальной истории создания атомной бомбы.

Если немцам действительно удалось приблизительно в 1941–1944 годах осуществить успешную широкомасштабную программу обогащения урана и если их атомный проект был нацелен практически исключительно на создание урановой атомной бомбы, и если в то же самое время союзники осознали, какие проблемы стоят на пути создания плутониевой бомбы, это означает по крайней мере то, что немцы не теряли времени и сил на решение более сложной задачи, а именно на плутониевую бомбу.

Это обстоятельство позволяет серьезно усомниться в том, насколько успешно обстояли дела с «Манхэттенским проектом» в конце 1944 — начале 1945 года.

* * *

Заключительным аккордом этой главы и захватывающим дух указанием на другие тайны, которые будут исследованы далее в этой книге, станет доклад, рассекреченный Агентством национальной безопасности только в 1978 году.

В этом докладе, судя по всему, приводится дешифровка перехваченного сообщения, переданного из японского посольства в Стокгольме в Токио. Он озаглавлен «Доклад о бомбе на основе расщепления атома».

Лучше всего привести этот поразительный документ целиком, с теми пропусками, которые получились при дешифровании оригинального сообщения:

– Эта бомба, революционная по своему воздействию, полностью перевернет все устоявшиеся концепции ведения обычной войны. Я направляю вам собранные вместе все отчеты о том, что называется бомбой на основе расщепления атома:

Достоверно известно, что в июне 1943 года германская армия в точке на удалении 150 километров к юго-востоку от Курска испытала против русских совершенно новый тип оружия. Хотя удару подвергся целый 19-й стрелковый полк русских, всего нескольких бомб (каждая с боевым зарядом меньше 5 килограммов) оказалось достаточно, для того чтобы уничтожить его полностью, вплоть до последнего человека.

Следующий материал приводится согласно показаниям подполковника Уэ (?) Кендзи, советника атташе в Венгрии и в прошлом (работавшего?) в этой стране, который случайно увидел последствия произошедшего непосредственно после того, как это случилось:

«Все люди и лошади (? в районе?) взрыва снарядов были обуглены до черноты, и даже сдетонировали все боеприпасы».

Более того, достоверно известно, что этот же тип оружия был испытан также в Крыму. Тогда русские обвинили немцев в использовании отравляющих газов и пригрозили, что если это произойдет, еще раз, они в ответ тоже применят боевые отравляющие вещества.

Обобщу суть всех этих сообщений: я убежден, что самым важным прорывом в настоящей войне станет осуществление проекта бомбы на основе расщепления атома. Следовательно, власти всех стран стремятся ускорить исследования, чтобы как можно быстрее получить практическую реализацию этого оружия. Со своей стороны я убежден в необходимости сделать самые решительные шаги в этом направлении.

А-ГЕНСИ ХАКАЙ ДАН.

Конец этого поразительного документа выглядит так «Перехв 12 дек 44 (1,2) японский; Получ 12 дек 44; Перед 14 дек 44 (3020-Б)». По-видимому, это ссылка на то, когда сообщение было перехвачено американцами, на язык оригинала (японский), на то, когда оно было получено и когда было передано (14 дек 44), а также кем (3020-Б).

Дата этого документа — после того, как испытание атомной бомбы якобы наблюдал Ганс Цинссер, и за два дня до начала немецкого контрнаступления в Арденнах.

Согласно докладу, немцы использовали какое-то оружие массового поражения на Восточном фронте, однако по каким-то причинам воздержались от применения его против западных союзников; точно указаны места — Курская дуга и Крымский полуостров.

Под Севастополем немцы применяли какое-то необычное оружие, средством доставки которого были обычные, хотя и очень большие артиллерийские орудия. [В книге об этом очень подробно] Германская армия действительно обладала такими снарядами и часто с высокой эффективностью применяла их на Восточном фронте.

А что, если на самом деле речь идет о еще более страшном оружии? В следующих главах мы представим доказательства того, что немцам действительно удалось разработать прототип современной ВАКУУМНОЙ бомбы. Изготовленного на основе обычных взрывчатых веществ устройства, по разрушительной силе сравнимого с тактическим ядерным зарядом.

Русские считали это оружие каким-то «отравляющим газом»: в данном случае речь идет либо о легенде, сочиненной русскими, либо об ошибке, возникшей вследствие рассказов очевидцев, простых русских солдат, не имевших понятия о том, какое именно оружие было против них применено.

Была ли у Германии атомная бомба? В свете приведенного выше материала ответ на этот вопрос кажется простым и однозначным. Но если это действительно так, то, принимая в расчет невероятные донесения, приходившие время от времени с Восточного фронта, возникает новая загадка: а какие еще более секретные исследования скрывались за атомным проектом, ибо, несомненно, таковые исследования проводились?

* * *

Показания Цинссера указывают на испытание уже готовой атомной бомбы, с описанием всех характеристик взрыва ядерного устройства: грибовидного облака, мощного электромагнитного импульса и продолжительного горения ядерного материала в облаке.

Японский военный атташе в Стокгольме подкрепляет эти показания своим несомненно фантастическим рассказом о том, что немцы применяли какое-то оружие массового поражения на Восточном фронте начиная с 1942 года (осада Севастополя в Крыму) и до 1943 года, всего за несколько дней до начала крупного германского наступления под Курском.

И вот теперь на Нюрнбергском трибунале мы получаем третье подтверждение того, что на востоке немцы применили какое-то оружие, обладающее ужасающей взрывной мощью, причем на этот раз не от кого попало, а от главного обвинителя на процессе с американской стороны.

Один весьма любопытный диалог на Нюрнбергском процессе.

На Нюрнбергском трибунале над военными преступниками, состоявшемся после войны, произошел поразительный диалог между бывшим архитектором, а впоследствии министром вооружения Альбертом Шпеером и мистером Джексоном, главным обвинителем с американской стороны:

ДЖЕКСОН: Итак, я располагаю определенной информацией, которую мне вручили, о некоем эксперименте, проведенном неподалеку от Освенцима, и хочу спросить у вас, слышали ли вы о нем и что вам об этом известно.

Задача эксперимента состояла в поисках быстрого и надежного способа уничтожать людей, не тратя времени и сил на то, чтобы расстреливать их или травить газами, а затем сжигать трупы. И вот, насколько мне известно, такой эксперимент был осуществлен.

Для него была специально возведена небольшая деревушка из временных сооружений, куда поместили приблизительно двадцать тысяч евреев. Посредством этого нового оружия массового поражения все эти двадцать тысяч человек были практически мгновенно уничтожены, причем так, что от них буквально не осталось никаких следов; при взрыве этого оружия температура поднялась от четырехсот до пятисот градусов по Цельсию, что привело к полному уничтожению трупов.

Известно ли вам об этом эксперименте?

ШПЕЕР: Нет, и лично я считаю такое совершенно невозможным. Если бы у нас велись работы над подобным оружием, я обязательно должен был бы об этом знать. Но у нас не было такого оружия. Разумеется, с обеих сторон велись разработки всех мыслимых видов нового химического оружия, потому что никто не мог сказать, какая из сторон применит химическое оружие первой…

Этот диалог примечателен в нескольких отношениях, и не в последнюю очередь потому, что его взрывоопасное содержание практически не упоминается в официальных трудах по истории войны и ее последствий.

                                        ________________

Это только небольшие отрывки из начальных глав большой книги с названием – Черное солнце Третьего рейха. Битва за «оружие возмездия». Автор Джозеф Фаррелл.

На любые ваши вопросы и возражения – А ведь было так, а не так и у немцев или американцев или японцев не было или не могло быть или одни отставали, а американцы опережали в атомном проекте и на многие другие вопросы на эту тему, я посоветую одно – прочитайте эту книгу и найдёте в ней ответы на свои вопросы – книга основана на рассекреченных материалах, фотокопии некоторых приводятся в книге и на сопоставлении фактов.

Далее в книге рассказывается, что у американского Манхеттенского проекта просто не хватало обогощённого урана дла атомной бомбы, а затем он вдруг появился и рассказывается откуда – захватили немецкую подводную лодку перевозившую груз в Японию, но сдавшуюся американцам:

* * *

Задумайтесь над тем, какой в высшей степени странный груз находился на борту U-234 в тот последний рейс:

1) Два японских офицера.

2) 80 покрытых изнутри золотом цилиндрических контейнеров, содержащих 560 килограммов оксида урана.

3) Несколько деревянных бочек, наполненных «тяжелой водой».

4) Инфракрасные неконтактные взрыватели.

5) Доктор Гейнц Шлике, изобретатель этих взрывателей.

* * *

Вот откуда у американцев взялся детонатор к плутониевой атомной бомбе, которую они испытали, а вот урановую бомбу даже не испытывали – это ДО них сделали в Германии и на Хиросиму и Нагасаки полетели бомбы с немецкой начинкой.

Там много ещё чего такого интересного в этой книге, о чём мы слыхом не слыхивали и знать не знаем…

На этом всё, всего хорошего, канал Веб Рассказ.

До свидания.

2

Автор публикации

На Курской дуге применялось ядерное оружие? (много букв) 186
Кристобаль Хозевич Хунта, заведующий отделом Смысла Жизни, был человек замечательный, но, по-видимому, совершенно бессердечный. Некогда, в ранней молодости, он долго был Великим Инквизитором и по сию пору сохранил тогдашние замашки. Почти все свои неудобопонятные эксперименты он производил либо над собой, либо над своими сотрудниками...
Комментарии: 60Публикации: 83Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!