Психолог

Как-то воспитатель детского сада говорит нам с женой: «Сводите дочь к школьному психологу, мне кажется, в школу её примут и с шести лет. А то, не дай бог, пересидит в садике».

Мы с женой переглянулись, призадумались,  вспомнили каждый своё. Как потом выяснится – одно и тоже. Как та уши себе проколола. Иголкой швейной. В 4 года. И серьги в дырочки повесила. Что ей бабушка подарила.

Ну и пошли.

Возле дверей школы жене сильно поплохело из-за переживаний, мол, сможет ли школьный психолог достойно выдержать нашу повзрослевшую до шести лет и двух месяцев дочь. Ну мы и оставили её у гардероба таблетки глотать. А сами пошли по длиннющему коридору первого этажа, как взрослые.

Подошли к кабинету психолога. Осторожно приоткрыли дверь, засунули в щель головы, я сверху, дочь снизу, практически параллельно постучались ‒ тук-тук! ‒ и радостно сообщили:

– Здрасьте!!!

Психолог, однако, не промах была, тут же в контратаку перешла:

– Маму, значить, не слушаемся, сами по себе в школу гуляем?

– Не-а, слушаемся! ‒ хором сознались мы.

А потом вразнобой:

– у неё щас…

– с сердцем проблемы…

– и потому она валидол ест…

– и валерьянкой запивает…

– тут…

– в гардеробе…

– позвать…ть..?

Психолог:

– Упаси боже! Так заходите. Девочка пусть садится за парту передо мной, а папа ‒ куда хочет на заднюю парту.

Мы дружно:

– У-гу!

Вошли. Расселись. Та ‒ где велено было, а я ‒ за соседнюю парту, мол, не дрейфь, доча, наши своих даже в школе не бросают.

Психолог поверх очков прищурилась в мою сторону, но на валидол не стала нарываться:

– Девочка, скажи пожалуйста, как тебя зовут?

Дочь:

– А вам по имени или по имени-отчеству? А то я в Литве родилась, а там отчеств нет. А потом сюда приехали. А тут есть. Вот и не понимаю, как отвечать: то ли по метрике их ‒ просто Оля, то ли по-настоящему ‒ Ольга Олеговна?

Психолог и ещё раз глянула в мою сторону.

Затем на дочь:

– Ну, главное я поняла. А теперь скажи… Оля, умеешь ли ты считать до десяти?

Дочь:

– А вам по-русски, по-литовски или по-английски? Но по-литовски я только до пяти могу. До десяти тоже знаю, но сказать не могу, язык не слушается. Зато по-английски даже до двенадцати умею!

Психолог:

– Ой-ё-ёй, нам бы с русским разобраться…

И тут же:

– А почему по-английски только до двенадцати?

Дочь:

– Да Ляпис Трубецкой в “Абы чё” по-английски только до двенадцати поёт. Вот я дальше и не знаю.

Психолог:

– Как? Ляпис?…

Дочь:

– Да! Трубецкой! Ну он ещё в “Ласточках” горюет «Дети подрастают ‒ от другого прутся!»

– Ох-ох-ох, ‒ вздохнула психолог.

Сняла очки.

Внимательно посмотрела за дверь.

Потом на меня.

Улыбнулась:

– Подавайте документы. В усиленный класс. Наша девочка!

Психолог

***

7

Публикация:

не в сети 2 месяца

Комрад ОМ

Психолог 406
Комментарии: 230Публикации: 68Регистрация: 11-12-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!