Посольство США в Кабуле: месячник ЛГБТ при наступлении Талибана

Консервативный американский автор Род Дреер увидел в падающих с шасси самолетов США афганцах такой же символ, как в людях, прыгавших с небоскребов при теракте 11 сентября 2001. Забыть это банкротство Байденов и Обам нельзя.

После Афганистана эти же люди губят США своей «концепцией неорасизма и дикими гендерными теориями». Дреер, как всегда, находит массу подтверждений своим мрачным оценкам. Так, перед вторжением талибов* в Кабул посольство США было занято месячником гордости ЛГБТ-сообщества. Как могли эти исламисты сорвать такое ответственное мероприятие!

The American Conservative (США): падение имперской Америки

Этим утром я проснулся под видеокадры, на которых афганцы падают с шасси транспортных самолетов ВВС США, взлетающих с ВПП кабульского аэропорта. Падают и разбиваются насмерть.

​Один мой знакомый заметил, что это пусть ужасное, но весьма подходящее завершение американской авантюры в Афганистане. Вот что он написал по поводу «Падающего человека» (знаменитая фотография падающего 11 сентября 2001 года с горящего небоскреба человека — прим. перев.) и сегодняшнего падения афганцев: «Все они увидели в неминуемой гибели способ избежать такой же неминуемой смерти, но только в страшных мучениях».

А вот еще одна запись — в Твиттере:

Shadi Hamid

@shadihamid

Они не забудут, что это сделали мы. И мы тоже не должны забывать. Так выглядит предательство. Не знаю, видел ли я когда-нибудь что-то подобное. Но сейчас это увидели десятки миллионов человек во всем мире. Мы не сможем делать вид, что все не так.

Сегодня нам есть о чем поговорить. Но для начала позвольте мне признаться, что соучредитель этого журнала Патрик Бьюкенен (Patrick J. Buchanan) говорил нам об этом. Говорил с самого начала. Он предостерегал нас от увлечения нейшн-билдинг (nation building — так в США называют создание на месте свергнутого местного «режима» новой системы управления под контролем американцев — прим. ред.). Он предупреждал, что не надо воевать с Ираком. Но наша элита с левого и правого фланга — особенно с правого — относилась к нему как к еретику. Сегодня в Ираке господствует Иран, Сирия поделена между режимом Асада, турками и курдами, а в Афганистане вновь правит «Талибан»*.

Вот что получилось из крестового похода Джорджа Буша. Вот что осталось от американского лидерства в лице Обамы, Трампа и Байдена. И что самое важное, в афганской катастрофе виновато высокое руководство Пентагона, Госдепартамента, а также элита внешней политики и национальной безопасности. Байден несет ответственность за катастрофический уход из Афганистана, в этом нет никаких сомнений. Но не будем забывать: когда президент месяц назад на своей печально известной пресс-конференции заявил, что Кабул не падет, он просто озвучивал то, что ему говорил Пентагон.

Надеюсь, что взаимные упреки не примут партийный характер, и что республиканцы и демократы не станут обвинять в случившейся катастрофе друг друга. Надеюсь, они сосредоточат свое внимание на военном командовании и на Госдепартаменте. Сенаторы и руководители на выборных должностях мало что знают о войне. Они полагаются на советы специалистов. Как написала газета «Вашингтон Пост» (The Washington Post) в своей рубрике «Афганские бумаги», военное командование лгало. Вот выдержка:

Полученные «Вашингтон Пост» секретные документы указывают на то, что высокопоставленные американские руководители на всем протяжении военной кампании, которая длилась 18 лет, говорили неправду про войну в Афганистане. Они делали оптимистичные заявления, зная, что это ложь, и скрывали неопровержимые доказательства того, что в этой войне уже невозможно победить.

И еще:

«Мы были лишены элементарных представлений об Афганистане. Мы не знали, что делаем», — заявил в 2015 году государственным дознавателям трехзвездный армейский генерал Дуглас Лют (Douglas Lute), работавший при администрациях Буша и Обамы «царем афганской войны» в Белом доме. Он добавил: «Что мы пытались там сделать? Мы не имели ни малейшего понятия о том, что затеяли».

«Если бы только американский народ знал масштабы этой недееспособности… 2 400 потерянных жизней», — добавил Лют, объяснивший гибель американских военнослужащих бюрократическими нестыковками между конгрессом, Пентагоном и Госдепартаментом. «Кто осмелится сказать, что это было напрасно?»

Это сказал сегодня утром один мой знакомый, который воевал в Афганистане. Голос у него дрожал от волнения, когда он вспоминал павших в бою товарищей. «Погибли ни за что», — заявил он.

Это вина элиты. Такой как Картер Малкасян (Carter Malkasian), который с 2015 по 2019 годы был старшим советником председателя Объединенного комитета начальников штабов. На прошлой неделе он признал на страницах издания «Политико» (Politico): этим американским гениям и в голову не приходило, что реальную мотивацию талибам дает их религия. Вот выдержка:

У «Талибана» было преимущество — он вдохновлял афганцев на борьбу. Его призывы воевать с иностранными захватчиками со ссылками на исламское учение находили отклик в самобытном афганском обществе. В США слово «джихад» приобрело карикатурное, сатирическое значение. Но в представлениях афганцев джихад — это сопротивление, борьба, средство защиты от гнета чужаков. Джихад — это то, что издавна давало им силы и стойкость в борьбе с многочисленными захватчиками. Хотя ислам учит единству, справедливости и миру, талибы сумели взять на вооружение религию и афганскую идентичность, сделав это так, что ни одно правительство, вступившее в альянс с неверными иностранными оккупантами, им и в подметки не годилось.

Само присутствие американцев на афганской земле является посягательством на самосознание афганцев, неотъемлемой частью которого является национальная гордость, долгая история борьбы с чужаками и религиозная решимость защищать родину. Это присутствие заставляло мужчин и женщин защищать свою честь, свою религию, свой дом. Оно подталкивало молодежь к борьбе. Оно ослабляло волю афганских солдат и полицейских. Важнейшей причиной американского поражения стало то, что талибы сумели связать свою борьбу с чувством афганской идентичности.

Американские руководители и эксперты, включая меня, недооценили данное объяснение. Мы считали, что многое сможем в Афганистане — сумеем разгромить талибов, поможем афганскому правительству выстоять самостоятельно. Но не смогли, не сумели, не помогли.

Черт побери, подумаете вы. Что эти яйцеголовые думали про талибов? Они в этом очень похожи на одного высокопоставленного американского эксперта, который в 1945 году неожиданно для себя сделал открытие, что нацисты придают большое значение расовой принадлежности. Вот что бывает, когда наша элита целиком и полностью нерелигиозна, когда она мыслит только своими узкими категориями. Зачем они сделали Гани президентом? Потому что это был самый нерелигиозный, самый технократический афганский политик, которого американские эксперты могли понять, но который был не в состоянии завоевать доверие и преданность афганцев.

А будет только хуже. Хочу напомнить вам про одну статью, которую я написал на страницах этого издания. Один мой европейский друг рассказал мне, как он пару лет назад учился в магистратуре в Гарварде. Его шокировало то, что многие студенты просили преподавателей ничего не говорить им по тем вопросам и темам, которые вызывают у них беспокойство — и что преподаватели уступали этим безумным просьбам. Мой друг рассказал, что это случалось постоянно. Его это возмущало. По его словам, ни один из его товарищей-студентов не сомневался, что им самой судьбой уготовано попасть в правящую элиту. Моего друга это потрясло. Он сказал, что его страна рассчитывает на сильную Америку, однако следующее поколение правящей элиты в США будет еще более слабым и упорствующим в своих заблуждениях, чем нынешнее.

Мы в большой беде. Посмотрите на заголовок статьи главного сержанта Александра Акиластрата (Alexander Aquilastratt) из армейского командования боевой подготовки:

«Сила нашей армии в многообразии»

Этот сержант пишет:

Сухопутные войска США сосредоточены на подготовке к крупномасштабным боевым действиям. Уровень подготовки, военная техника, боевой опыт и качество наших солдат делают армию эффективной и грозной. Многообразие в рядах вооруженных сил США следует наращивать, адаптируя его к многообразию Соединенных Штатов. Культурные и этнические различия солдат являются уникальным достоянием армии, которого лишены наши враги. Многообразие в сухопутных войсках США — это их сила и фактор боевой мощи.

Ну разве это правда? Наша армия многообразна в этническом отношении, это несомненно. То, что она дееспособна, несмотря на присутствие в ней представителей самых разных «племен», это великолепно. Но я очень скептически отношусь к мыслши, что наше разнообразие в плане присутствия в войсках всяких странных меньшинств является силой армии и фактором ее боевой мощи. Хотя младшие офицеры оттарабанят все, что нужно, членам аттестационной комиссии, этим комиссарам новой правящей в США идеологии. Цель — показать, что они, младшие офицеры, лояльны и надежны.

Посмотрите на бородатых парней из «Талибана»*. Им точно не хватает многообразия меньшинств. Но знаете, в чем их сила? Аллах, Господь, племенной строй и национализм.

Так работает наш мир. А теперь посмотрите, чем занималось американское посольство в Кабуле, когда талибы готовились к наступлению на афганскую столицу.

US Embassy Kabul

Посольство США в Кабуле: месячник ЛГБТ при наступлении Талибана

@ US Embassy Kabul

Июнь станет месячником гордости ЛГБТ. Соединенные Штаты с уважением относятся к достоинству и равенству людей из ЛГБТ-сообщества и отмечают их вклад в общество. Мы будем и дальше поддерживать гражданские права меньшинств, в том числе права ЛГБТ. «Месячник ЛГБТ-гордости в 2021году».

Этим идиотам интереснее вести культурные войны, чем реальную войну. Если серьезно, то какую пользу национальным интересам Америки может принести эта показная добродетель, предназначенная для внутреннего потребления в Твиттере? Мы такая несерьезная нация. Я воцерковленный христианин, и мне ненавистно то, как к христианам относятся во многих мусульманских странах. Но я достаточно здравомыслящий человек, и я понимаю, что не в национальных интересах Америки публично демонстрировать в мусульманской стране символы христианства в знак пренебрежения к ее местным нормам и обычаям.

Один мой знакомый этим утром спросил: сколько заседаний по подготовке организованной эвакуации пропустило наше военное командование, чтобы присутствовать на занятиях по многообразию меньшинств? Повторю: мы несерьезная страна, и весь мир знает об этом. Один мой знакомый, чей сын поступает в Вест-Пойнт, рассказал, что его мальчик получил пакет с информацией для поступления, на котором есть радужная наклейка, символизирующая многообразие. Америка не знает, как побеждать в настоящих войнах, но она находит время и деньги должным образом культурно вооружать свои войска, чтобы они побеждали в культурных войнах против традиционной нравственности и своих же старых американских ценностей. Один читатель этого блога, служивший морским пехотинцем в Афганистане, написал этим утром, что будет отговаривать сына от службы в армии. Мой знакомый, который тоже воевал, прислал мне твит одного из своих сослуживцев из военно-воздушных сил, который, увидев события последних дней, тоже заявил, что убедит сына не идти по своим стопам.

Можно ли винить этих людей? Кто может испытывать доверие к командованию американской армии? К высшему государственному руководству? Точно не люди из стран третьего мира, которым предложили сотрудничать с американскими оккупантами, пообещав, что Америка о них позаботится. И уж точно не после таких событий.

Всего этого можно было избежать. Да, приход талибов к власти был неизбежен, и нам надо было оттуда убираться. Но мы 1 июля передали аэродром Баграм афганцам, затруднив самим себе эвакуацию. Похоже, никто из вашингтонских экспертов не думал, что талибы будут действовать так быстро. И вот где мы очутились.

Дэниел Маккарти (Daniel McCarthy) пишет о лжи наших генералов, о лжи, которую элита говорила сама себе и всем нам насчет либеральной демократии и о неотразимости американских ценностей. Вот выдержка:

Пока продолжалась афганская война, Америка не могла избежать эпохи провалов. Мрачным уроком является то, что наша концепция хорошей жизни не смогла взять верх над той альтернативой, которую представляет «Талибан»* — хотя на нашей стороне было огромное преимущество в технике и богатство. Религиозный фанатизм и страх за собственную жизнь — это намного более сильный мотив, чем западный культ личного удовольствия и право голосовать за людей типа Карзая, Гани, Буша или Байдена. Талибы не собираются нападать на Америку. Но мы слишком долго живем по лжи — и у себя дома, и за рубежом. (Здесь Дреер делает явный отсыл к лозунгу Солженицына «Жить не по лжи», который сам использовал в одной из своих книг — прим. ред.) Если мы не устраним ту пустоту, которая вырастает в душе нашей нации, не отыщем более благородную свободу выбора на своей земле, нам очень скоро станет ясно, что Афганистан — не единственная наша потемкинская деревня.

Раз уж мы вспомнили мою книгу «Жить не по лжи», то там есть историческая параллель с афганской катастрофой, которую нам будет нелишне отметить. Вот выдержка из книги:

За ужином в квартире одной русской православной семьи на московской окраине я был потрясен разговором о советском гнете, который пережили отец и мать этого семейства. «Не понимаю, как можно было верить в то, что обещали большевики», — необдуманно сказал я.

«Не понимаете?— сказал отец, сидевший во главе стола. — Тогда позвольте объяснить». После этого он пустился в исторический экскурс длиной в 300 лет, закончив революцией 1917 года. Это был безжалостный рассказ о богатой и властной элите, в том числе о церковных бюрократах, которые обращались с крестьянами ничуть не лучше, чем со скотом.

«Большевики были злом, — сказал этот человек. — Но теперь вы понимаете, откуда они взялись».

Этот русский был прав. Он меня вразумил. Жестокость, несправедливость, неумолимость, а порой и огромная глупость властей и общественного строя в Российской империи ни в коем случае не оправдывают то, что случилось потом. Но это многое говорит о том, почему революционное поколение России с такой готовностью возложило свои надежды на коммунизм. Коммунисты обещали вывести замордованного русского крестьянина из грязи и нищеты, в которой он прозябал с незапамятных времен.

История России накануне революции намного более актуальна для современной Америки, чем мы можем себе представить.

Россия, где возник коммунизм, при династии Романовых стала мировой державой, однако, когда империя оказалась на рубеже 19 и 20 веков, она уже разваливалась на части. Ее соперники стремительно проводили индустриализацию, а аграрная экономика России и ее крестьянство по-прежнему страдали от отсталости. Мощная засуха 1891 года потрясла страну до основания, продемонстрировав слабость царизма, который самым жалким образом отреагировал на кризис. В 1894 году к власти пришел молодой монарх Николай II, но он оказался не в состоянии решить труднейшие проблемы, с которыми столкнулось его правительство.

Прежние попытки радикализации крестьянства ни к чему не привели из-за его глубокого консерватизма. Но к концу столетия в России благодаря индустриализации появился крупный городской рабочий класс, который был отрезан от своих родных деревень, а следовательно, от объединявших россиян традиций и религиозных верований. Рабочие жили в городах в нищете, их эксплуатировали владельцы заводов и фабрик, а царь не давал никакого послабления. Призывы реформировать структуру империи, в том числе, консервативную православную церковь, были проигнорированы.

Мало кто в российском обществе за пределами замкнутого императорского двора верил, что такая система сможет существовать и дальше. Однако Николай II со своими ближайшими советниками настаивал, что если придерживаться проверенных методов традиционного самовластия, кризис удастся пережить. Высшее духовенство также игнорировало призывы к реформам, с которыми выступали рядовые священники, которые видели, что церковь утрачивает свое влияние. Интеллектуальные и творческие классы России попали под влияние прометеизма, веры в то, что человек обладает неограниченной богоподобной силой и может устроить мир в соответствии с собственными желаниями.

В ретроспективе все это кажется невероятным. Почему русские были настолько слепы? В определенном смысле это была проблема воображения. Размышляя о том, с какой скоростью утопические мечты превратились в мрачный кошмар, Солженицын писал:

Если бы чеховским интеллигентам, все гадавшим, что будет через двадцать-тридцать-сорок лет, ответили бы, что через сорок лет на Руси будет пыточное следствие, будут сжимать череп железным кольцом, опускать человека в ванну с кислотами, голого и привязанного пытать муравьями, клопами, загонять раскаленный на примусе шомпол в анальное отверстие («секретное тавро»), медленно раздавливать сапогом половые части, а в виде самого легкого — пытать по неделе бессонницей, жаждой и избивать в кровавое мясо, — ни одна бы чеховская пьеса не была бы доиграна до конца, все герои пошли бы в сумасшедший дом.

Увидеть грядущее не сумел не только царизм. Предугадать его не сумели и ведущие либеральные умы России. Они просто не могли себе это представить.

Так начинается моя глава о «нашем до-тоталитарном обществе». А еще там есть цитата из книги Надин Гордимер (Nadine Gordimer):

Все молодые становятся кандидатами в коммунисты и фашисты, когда нет альтернативы отчаянию и упадку.

Как я пишу в той главе, голод в России в 1891-1892 годах стал ключевым событием, открывшим двери большевистской революции. Российским марксистам на протяжении десятилетий не удавалось заручиться доверием среднего класса, который держался поближе к власти. Но жалкое бессилие царского правительства, не сумевшего справиться с голодом, вынудило средний класс усомниться в жизнеспособности системы. А когда доверие к системе начало ослабевать, радикалы получили столь необходимый им шанс.

То же самое может случиться здесь. Мы не можем стереть из памяти происходящее в Афганистане. Мы не можем не знать масштабы интеллектуальной и нравственной несостоятельности американской элиты. Мы не можем делать вид, что верим суждениям этих людей просто в силу того, что не видим приемлемой альтернативы. Эти люди разрывают нашу страну на части, проталкивая концепцию неорасизма и дикие гендерные теории. Эти люди не в состоянии взять под контроль южную границу. Эти люди разрушают американское образование ради глупой марксистской теории «равенства». Эти люди не в состоянии обеспечить достойное будущее большинству американцев, но о своих собственных детях они несомненно позаботились.

Им все равно. Они живут в клоунском мире. Комментатор левого толка Фредди де Бур (Freddie de Boer) написал сегодня замечательную статью о том, что у нашей авторитетной газеты «Нью-Йорк Таймс» уже не осталось стимулов говорить своим состоятельным белым подписчикам — нашему правящему классу — то, что они не желают слышать. Не позволяйте себя дурачить, консервативные читатели. Вами тоже руководят деятели из клоунского мира. Консервативный комментатор Марк Штейн (Mark Steyn) сегодня пишет:

Размах глобального унижения Америки настолько огромен, что я вижу, как моим друзьям из «Фокс Ньюс» невыносимо все это освещать. Сейчас, когда я пишу эти строки, все мировые сети, такие как Би-Би-Си, «Дойче Велле», «Франс 24», не говоря уже о китайцах, транслируют крах американского режима в реальном времени. А «Фокс», между тем, ведет разговоры про расходную часть бюджета, про третью прививку от covid-19, про мертвых гаитян… как будто полная совокупность поражения такова, что это невозможно втиснуть в привычные утешения американских правых («что ж, к 2022 году у нас будут весьма приличные позиции»).

Никакая элита, ни демократическая, ни республиканская, не сможет выбраться из этого с чистыми руками. Министр обороны и председатель Объединенного комитета начальников штабов подали бы в отставку, будь у них хоть какие-то понятия о чести. В июне, когда талибы готовили свое завершающее наступление, генерал Марк Милли (Mark Milley), возглавляющий Объединенный комитет начальников штабов, рассказывал конгрессу, что американские солдаты должны читать книги по критической расовой теории, дабы лучше понять «белую ярость».

И этот расфранченный декадент из клоунского мира является высшим военачальником в американской армии.

Закончу я очередной ссылкой на Пэта Бьюкенена. В 2001 и 2002 годах его повсеместно осуждали все консерваторы правого толка. Они называли его «крайне правым» еретиком. Комментатор Дэвид Фрум (David Frum) назвал его «непатриотичным консерватором». Но Бьюкенен был прав, а все они ошибались. Все. Я говорю «они», но и себя тоже отношу к их числу. Я не помню, чтобы когда-нибудь осуждал Бьюкенена, но я точно считал его взгляды ошибочными.

Многие из нас, хотя и не все, кое-чему научились за последние 20 лет. Многие из тех, кто осуждал Бьюкенена как опасного крайне правого экстремиста, сейчас точно так же пытаются заклеймить позором демократически избранного лидера Венгрии Виктора Орбана. Они говорят: мы ничему не можем у него научиться, ни его политическим взглядам, ни его стратегии. Он крайне правый диктатор, которому не по душе наше многообразие. И так далее.

Дорогой читатель, тебе следует задуматься, что эта элита лжет о том, как устроен мир, и себе, и тебе. Лжет снова и снова.

* — террористическая организация, запрещена в РФ.

Источник

10

Публикация:

не в сети 1 день

Виктор Корнеев

Посольство США в Кабуле: месячник ЛГБТ при наступлении Талибана 1 861
«Здоровенный детина в тренировочных брюках и в полосатой гавайке навыпуск». Курит сигареты. С удовольствием троллит окружающих.
Комментарии: 68Публикации: 208Регистрация: 08-09-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!