В меню блюдо Nehrungstauben — «голубь [Куршской] косы»

До 1944 года в ресторане кёнигсбергского отеля «Континенталь», что находился на Форштеттише Лангассе, респектабельные посетители имели возможность заказать блюдо под названием Nehrungstauben — «голубь Куршской косы».

В конце 19 века оно,  наряду с марципанами, клопсами и флеками, попало в разряд восточно-прусских специалитетов, подавалось исключительно в дорогих ресторанах и стоило немалых денег.
Деликатес представлял  собой засоленных птиц с гарниром из риса или кислой капусты.
Забавно, что на самом деле никаких голубей не существовало…      Каждую весну и осень на Куршской косе собираются в огромные стаи серые вороны. Весной птицы летят из юго-западной Европы в сторону Финляндии, а осенью возвращаются назад.
В 17-19 веках, чтобы как-то разнообразить небогатый рацион в периоды, когда лов рыбы был невозможен, курши –  жители Куршской косы охотились на ворон и употребляли в пищу их солёное или копчёное мясо.
Засоленных ворон и назвали «голубями косы». Откуда возникло такое название – достоверно неизвестно.

В меню блюдо Nehrungstauben — «голубь [Куршской] косы»
В конце 19-го века была построена железная дорога Кёнигсберг — Кранц. Жители Куршской косы начали продавать ворон на кёнигсбергских рынках. Неожиданно возник высокий спрос на «голубей косы» и пища бедных рыбаков-куршей  превратилась в дорогостоящий деликатес.
Не меньший исторический  интерес представляет сама охота на ворон. Некто Герт Заттлер  посвятил ей свои стихи:

 

Ловцы Ворон (перевод с немецкого)

 

Во время перелёта
На косе ловили ворон
Они попадались в ловушки.

На дюнном песке лежали,
Как на богато накрытом столе
Любимые блюда ворон:
Бобы, зерно и рыба.

В будке из хвороста
Сидели рыбаки
Как правило, вдвоём
И сетью ловили ворон.

Их называли краенбитер, краенбайсер,
Так как они
Откусывали голову
У пойманной вороны.

В музее на Куршской косе хранится с десяток фотографий, иллюстрирующих «деяния» краенбитеров –  «кусателей ворон».
 
Чтобы начать охоту, требовалось обратиться в местное лесничество и приобрести разрешение. До 1943 года местные власти через аукционы отводили специальные участки, где охотники могли расставлять свои сети для ловли ворон.
Чаще всего краенбитерами становились старые рыбаки или подростки.
 
Краенбитеры выходили на охоту затемно. Добраться до места, и расположиться там нужно было до рассвета.
 
Ловец возводил шалаш-укрытие, в котором проводил весь день. Вокруг шалаша краенбитер раскладывал сети и разбрасывал рыбью требуху и зерно.
 
В меню блюдо Nehrungstauben — «голубь [Куршской] косы»
 
Дополнительной приманкой служили несколько ручных ворон. Краенбитер привязал их за лапки к вбитому в землю колышку.
 
Когда пролетающая стая ворон присаживалась к приманке, краенбитер дёргал за верёвку и накрывал птиц сетью.
Опытные краенбитеры ловили до 50, а по некоторым источникам –  до 150 ворон в день.

 

В меню блюдо Nehrungstauben — «голубь [Куршской] косы»
 
Для засолки одной бочки краенбитеру требовалось поймать не менее сотни птиц. Чтобы сохранить их, – а холодильников в те годы ещё не было –  ловцы надкусывали воронам шею позади головы и складывали птиц в мешок. В полумёртвом состоянии вороны хранились несколько суток,
Любопытно, что современные немецкие авторы обязательно подчёркивают, что именно такой процесс умерщвления ворон был наиболее быстрым и безболезненным для птиц.
    Зная о нечистоплотности ворон, краенбитер после укуса «споласкивал» рот шнапсом для дезинфекции. А потому по походке краенбитера можно было издалека судить, насколько удачно прошла охота.

 

Добытых ворон ощипывали, сортировали и солили в бочках наподобие солонины. Без засолки их мясо считалось несъедобным.
Наибольшим спросом у покупателей пользовались молодые вороны и вороны, отловленные осенью. К осеннему сезону птицы были особенно жирны и ещё не имели запаха падали.
Кроме ворон на стол гурманам попадали грачи и галки.
Вороны размерами заметно крупнее галок, и цена на них была выше.
Многие едоки утверждали, что галочье мясо нежнее, и к тому же, обладает лечебными и диетическими свойствами. Возможно, поэтому или по причине их большей доверчивости, галок на рынках продавали значительно больше, и раскупались они быстрее.

P.S. Вот уж не знаю, смог бы я съесть ворону…
Тем не менее, некоторый опыт в поедании не совсем привычной дичи у меня есть.
В детстве из рогаток мы – дворовые пацаны – стреляли воробьёв, а потом, укрывшись за сараями, ощипывали их и жарили на костре. Хотя, что воробей – для наших китайских соседей – он, как впрочем, всякая мелкая птица, настоящий деликатес.
Позже, в свою охотничью бытность, по разным причинам довелось попробовать поползня, сойку, крохаля (ну, это уже почти утка), баклана (почти что гусь), некоторые виды чаек. Ну, и разных там зверьков…
Тема охоты (разумеется, не современной – чаще всего сытой, безопасной, до предела моторизированной и механизированной) очень интересна. Так что надеюсь, «голуби Куршской косы» станут первой «ласточкой» и тема истории охоты и охотничьих историй будет мною продолжена.

 
 
10

Публикация:

не в сети 13 часов

Кот Василий

В меню блюдо Nehrungstauben — «голубь [Куршской] косы» 188
«Диапазон знаний его был грандиозен. Но единственной песенкой, которую он допел до конца, был „Чижик-пыжик“, а единственной сказочкой, которую он связно рассказал, был „Дом, который построил Джек“
Комментарии: 2Публикации: 18Регистрация: 19-07-2021
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!