Приветствие

Привет тебе, последнее моё похмелье!

Да здравствую нетвёрдые, но трезвые шаги!

 

‒ Здравствуйте! ‒ говорил я при встрече.

‒ И ты будь здрав! ‒  слышал иной раз в ответ от продвинутого перца.

И я щурился, подозревая подлянку в ответе том.

А потом нейтрально хмыкать стал.

А ещё позже врубился, что наше слово “здравствуйте” дословно есть словосочетание “здоровья тебе”. То есть  “здравствуйте” ‒ это буквально “здравствуй + те”; где ТЕ и есть “тебе”. При том что всё вместе ‒ на «вы», как бы.

Впрочем, этот “велосипед” был изобретён и тщательно описан в умных книгах задолго до моего проникновения в слово сие. Однако и мы не лыком шиты, в смысле не пальцем деланы, то есть не лопухом подтирались, но газетой «Правда»; когда надо, можем и червём в суть вопроса проникнуть, и изгрызть тот в труху. Тут главное чтобы вопрос тот пред самим собой грамотно сформулирован был. После чего можно и ответ поискать,

в вопросе том

неявный,

но однозначно имеющийся.

Вот и формулирую вопрос сей: почему наши ПРИВЕТСТВУЯ друг другу заключаются в пожелании СЕБЕ ПОДОБНОМУ именно ЗДОРОВЬЯ, а не чего-либо иного, например ‒ БОГАТСТВА или СЛАВЫ?

А?…

‒ Да потому что здоровье ‒ это наиглавнейшая ценность человеческой жизни! ‒ грохочет сразу с четырёх главных, четырёх промежуточных и дохрена меж теми сторон света. И огромная толпа обоего полу и всех возрастов наперегонки и наперебой тычет мне в нун мой свой слабоумный “гугль-о-кей”.

‒ Ну, дък?.. ‒ не поверю я гуглю тому, да так, чтоб “Н” звучала как “М”.

И тут же уточню у толпы той:

‒ А деньги?

И следом “шудрами” толерантно назову. И имя коль чьё знал, забуду. Меж собой пусть “здороваются”. А я из запоя вышел уже.

И потому-то, дабы потомки шудр не слишком злоупотребляли сентенцией той про их здоровье как главную ценность жизни нашей, далее и поведаю, по-минимуму, ясень-пень, почему:

‒ одни приветствуют друг друга словом “Здравствуйте!”;

‒ другие при встрече говорят “Добрый день!”;

‒ чётвёртые ‒ “Привет!” бросают.

Третьи тоже были, но их перевели.

А расскажу всё то со ссылками на “краткий курс” Веды под названием “Законы Ману”.

Для справки:

‒ “Законы Ману”, также известны как “Ману-самхи́та” и “Манава-дхармашастра” — памятник древнеиндийского права, древнеиндийский сборник религиозно-нравственных и правовых предписаний, приписываемый традицией легендарному прародителю человечества — Ману.

Так в “Вики”.

И это неправильное определение. Ибо древние индийцы, дравидийцы по-умному, к этим законам отношения не имели, от слова вообще. Поскольку Ману был не дравид, а арий. И законы им созданные ариям предназначались, всем пяти их родам (один из которых почему-то “безбожным назван, в “Ригведе”).

Так что более точным будет такое определение: “Законы Ману” ‒  свод законов, регламентирующий повседневную жизнь ариев.

Приветствие

Про ариев же историки баламутят ‒ слушать устанешь.

А, вот, археологи лишь руками разводят, мол, арии ‒ это величайшая легендарная культура древнего мира, оставившие нам Веду, величайшую книгу всех времён и народов, но, при этом, умудрившиеся не оставить после себя ни единого глиняного черепка.

Акцентирую: ни одного глиняного черепка ариев археологи до сих пор не нашли.

Зато есть Веда и “Законы Ману”, ‒ учитайся!

И потому ещё для справки: “Законы Ману” явлены арийскому миру неким мудрецом по имени Бхригу, со слов супермудреца по имени Ману, и по сути являются цитатником Веды, поскольку тот Ману из ТРЁХ книг Веды (“Ригведы”, “Самаведы” и “Яджурведы”) и ещё некоего, неизвестного нам источника извлёк их основные положения, из которых и сложил “свои” законы. Кои на санскрите назывались ДХАРМА. А Бригу продиктовал их иным мудрецам. Кои и записали их, наименовав “ДХАРМА МАНУ”. А переводчики перевели ту ДХАРМУ как “Законы”; что вцелом верно, хотя и кособоко.

Ибо ведийское слово ДХАРМА через раз на третий следует понимать как наше “Правда”, причём, ‒ во всех смыслах одновременно (потому с заглавной и пишу).  И при этом следует иметь в виду, что слово “правда” возникло из союза древних родственных понятий “правь” и “славь”. А ещё и то, что славянская традиция, да с “Яджурведой” до кучи, между полузабытыми {=недопонимаемыми} терминами “правь” и “славь” ЗАКОННО СТАВЯТ знак равенства:

Когда Правь возросла, тогда та и стала Славью“.

Отсюда же антоним ДХАРМЫ АДХАРМА изначально есть “неправда” или “ложь” (с нюансами: вид зла; само зло; сам Зло; СТЕНА), а уж потом ‒ “беззаконие” и “бесправие”. Ну и “бесславие” как следствие.

Вот.

На кой читателю сия филология? Да хотя бы для того, чтоб разобравшись с дхармой-правдой попытаться самостоятельно уразуметь, почему наш первый (из известных) сводов ЗАКОНОВ то “Русской ПРАВДОЙ” называется, то “Ярославовой ПРАВДОЙ” именуется. Да и поразмышлять на досуге, с какого бока там Ману и его арии припёка.

Приветствие

Вот далее и почитаем “ПРАВДУ МАНУ” касательно видов арийских приветствий, но после небольшого пояснения относительно имеющихся переводов.

В И-нете я нашёл два перевода “Законов Ману” на русский язык, мало чем отличающиеся друг от друга, поскольку оба есть переработка самого первого, сделанного ещё при последнем русском императоре. Особый интерес вызвал перевод, обнаруженный в сборнике под названием “Глаголы русских мудрецов”, где те “Законы” названы “Прамужево наставление в правиле (царме)”. Отдаю должное смелости и проницательности безымянного (для меня) переводчика, превратившего брахманов в волхвов, кшатриев в князей, вайшью в бар, а шудр в служивых (и т.д., и т.п.). И хотя сей перевод в частностях грешит многими неточностями, нежели современный академический, зато ‒ вцелом! ‒ это прекрасный БУДИЛЬНИК РОДОВОЙ ПАМЯТИ. Знакомство с ним и самого побудило окунуться в ведийский язык, очень робко поначалу, потом, осмелев, погрузиться с головой, а потом… у-у-х!!!… где и плещусь с восторгом, и поныне.

Так что могу достаточно объективно судить о достоинствах и недостатках обоих переводов. Но не стану. А просто приведу из них цитаты, касающиеся существовавших у ариев правил приветствий. Сначала ‒ из “Глаголов русских мудрецов”, далее ‒ “Глаголы”, а следом из издания АН СССР “Законы Ману” (перевод С. Д. Эльмановича, проверенный и исправленный Г. Ф. Ильиным), далее ‒ “Академия”.

Поехали.

Впервые слово “приветствие” встречается во второй главе “Законов”. И вот как тот стих преподнесён в “Глаголах”:

2-117. Ученик должен первым приветствовать уважительно того, от кого он получает знание, касательно мирских дел, Веды, или Славы.

Уже интересно, ибо в академическом издании то же самое переведено более точно, но менее правильно (увы, так часто бывает при работе со старыми текстами):

2-117. Пусть он почтительно приветствует того, от кого он получает знание, относящееся к мирским делам, к Веде, а также о Брахме.

 

Кто-то из арабских писателей ещё в средние века изумлялся, что одно и тоже слово Веды имеет массу вариантов перевода. И это так. Например, словом БРАХМА Веда называет и Праджапати (Бога-Творца), и Вселенскую душу Его, и саму Веду.

То есть:

‒ БРАХМА = ПРАДЖАПАТИ = ВЕДА = Бог = Дух Творца = вселенная = вселенский закон Прави = Правь (РИТА или РЬТА).

Да и в «Яджурведе» неоднократно повторено: «Праджапати са Веда» (Бог Творец се Веда).

Однако в “Глаголах” слово БРАХМА переведено как “Слава”. С точки зрения грамматики ведийского языка сей перевод неверен, поскольку наше “слава” на ведийском будет или ЙАША (откуда и имя Яша, он же Яков), или ШРААВА (откуда имя Слава, да со всеми Ярославами, Святославами, Владиславами и т.п. до кучи). И тем не менее он абсолютно точен, поскольку, как уже говорилось выше, разница между терминами “правь” и “славь” такая же, как между человеком-ребёнком и им же, но взрослым. Посему, переводить БРАХМУ словом “слава” допустимо, но при условии, что за той славой не глория кроется, а РИТА, т.е. ‒ Вселенский Закон Прави.

От БРАХМЫ же произошло и слово БРАХМАН, которое обычно переводится как “жрец”, “священник” или, как в “Глаголах”, “волхв”. И эти переводы правильны. Но не точны. Ибо БРАХМА ‒ это “Душа Праджапати” или ‒ “Дух Бога-Творца”. И потому слово БРАХМАН следует понимать как наше словосочетание “духовное лицо”:

‒ брахман = БРАХ:МАН = БРАХма:МАН = душа:человек = духовный человек. Плюс нюанс ‒ “разумный”, поскольку слово “мэн” (man) произошло от имени МАНУ и означает «разумный человек».

Но, поскольку БРАХМА ‒ это ещё и Веда, то и слово БРАХМАН следует понимать как “духовное лицо, ведающее Веду”. А переводить ‒ “священник”. Хотя лучше ‒ вообще не переводить. А то начнём со священников, волхвов и попов, а закончим папами, раввинами и имамами.

Читаем далее вторую главу.

“Глаголы”:

  1. Нельзя садиться на ложе или сиденье, которое занимает высший; и тот, кто занимает ложе или сиденье, должен подниматься навстречу и приветствовать его.
  2. Так как живительные духи юноши поднимаются вверх, стремясь покинуть тело, когда старший приближается; но, поднимаясь навстречу и приветствуя его, он возвращает их.
  3. У того, кто обычно приветствует и постоянно оказывает почтение пожилым, увеличиваются: долголетие, знание, слава и сила.

“Академия”:

  1. Не следует располагаться на ложе или на сиденье, используемом старшим; занимающий ложе или сиденье, встав, пусть приветствует его.
  2. Ведь жизненные силы собираются покинуть молодого человека, когда приближается старший; он их опять восстанавливает вставанием и приветствием.
  3. У имеющего обыкновение приветствовать, всегда почитающего старших, возрастают четыре – долголетие, мудрость, слава и сила.

 

Ну и кто лучше «Законов Ману» объяснит, почему наши военные и офицеры различных гос.структур встают при появлении старшего по званию. И это очень хорошая традиция, здоровая. Её нужно беречь и лелеять. И не только в армии или МВД, но и повсеместно. Именно эта ведийская традиция, заложенная в гены наши, и поныне побуждает отечественных туристов за бугром уступать место престарелым буржуям и их женщинам в их общественном транспорте. Да под неодобрительные взгляды. Их же. Ибо там этот прекрасный инстинкт самосохранения уже умер.

Ау, молодёжь наша! Поприветствовав вставанием старшего по возрасту или званию (желательно с лёгким кивком) вы не только собственную культурность на “пять сторон” демонстрируете, но, как сказал Ману, и собственные жизненные силы сохраняете, которых во всех нас изначально аж на 120 лет ЗАЛОЖЕНО. И посему, коль один раз задницу от скамейки не оторвал, то минус день, а то и месяц от жизни. А так и минусуем по “пустякам” всяким.

 

Далее, там же.

“Глаголы”:

  1. После приветствия волхв, обратившийся к старшему, должен произнести свое имя: Я такой-то.
  2. Тем, которые не поняли приветствия, мудрый должен сказать: Это я; и подобным образом ‒ ко всем женщинам.
  3. В приветствии он должен произнести после своего имени слово (Бхох); так как мудрые говорят, что природа ((бхох) бог) одинакова с именем. (Имеется ввиду старинное русское уважительное обращение: “- сударь”).

«Академия»:

  1. После [произнесения] приветствия брахман, приветствующий старшего, пусть произнесет свое имя: Я – такой-то по имени.
  2. Тем, которые приветствия [в виде] называния имени не понимают, а также женщинам пусть говорит: Я.
  3. При приветствии после своего имени надо произнести слово бхох, ибо мудрыми свойство [слова] бхох считается свойством [всех собственных] имен.

 

Тут очередной пример того, как переводчик из “Глаголов” утёр нос академикам от филологии, ибо не только верно прочёл и перевёл стих Ману, но и ПОНЯЛ, что за ним кроется.

Мораль: автор “Глаголов” эти слова понимает как пояснение происхождения слова “сударь”.

Уточнение: сей стих поясняет причину возникновения широко распространённой в дореволюционной речи предков частицы “-с”, которую те использовали вместо ИМЕНИ при обращении к незнакомому человеку. Например: “Чего изволите-с?”, где “-с” есть не только сокращённое “сударь”, но и аналог имени ‒ БХОХ. Вполне может статься, что именно это БХОХ и стало причиной специфичной для славянского уха оконцовки “-с” у греческих, латинских, литовских и иже с ними имён.

Приветствие

И до кучи: последний стих неявно, но однозначно говорит нам, что все наши существительные ‒ это имена Творца.

И отсюда же: тот, кто знаком с грамматикой немецкого языка теперь и сам сообразит, почему ВСЕ немецкие существительные пишутся с заглавной буквы.

 

Далее, там же.

“Глаголы”:

  1. Волхв в ответ должен быть так поприветствован: Доброго здравия, любезный! – и гласная а должна быть прибавлена в конце имени, слог, предшествующий ей, должен длиться три морас.
  2. Волхв, который не знает вида возвращения приветствия, не должен приветствоваться ученым мужем; он словно грубиян, простолюдин.

«Академия»:

  1. Будь долголетен, дорогой! – так при приветствии должно быть сказано брахману, а в конце [его] измени должна быть произнесена гласная а, а предшествующая гласная должна быть продлена.
  2. Тот брахман, который не знает ответа на приветствие, не должен быть приветствуем ученым, [ибо] он подобен шудре.

 

Таким образом “Законы Ману” поясняют нам, что всякий, до брахмана включительно, кто не может ПРАВИЛЬНО ответить на приветствие, тот в глазах мудрых мужей уподобляется грубияну, сиречь ‒ шудре.

 

Тут придётся сделать небольшое отступление от цитирования и немного рассказать про арийским сословия.

Арийское, а точнее сказать ‒ ведийское сообщество состояло из четырёх ВАРН (сословий):

‒ брахманы;

‒ кшатрии;

‒ вайшью;

‒ шудры.

Первые три ВАРНЫ Веда именует дваждырождёнными (ДВИДЖАА), а шудр ‒ единождырождёнными (ЕКАДЖАА; допустимо ЭКАДЖАА). Тотемом брахманов был козёл; кшатриев ‒ баран; вайшью ‒ бык; шудр ‒ конь (откуда и наши почётные фамилии: Козлов (=Брахманов), Баранов (=Кшатриев), Быков (=Вайшьев) и Конев (=Шудров)). Главное же обрядовое отличие дваждырождённых от единождырождённых заключалось в двойном посвящении Богу для первых и однократном для вторых, сопровождаемое двукратным подстриганием для трёх “высших” варн или однократным для шудр.

Это ведологам известно. Но те ПОЧЕМУ-ТО тут же впадают в ИДИОТИЗМ, как только скажешь кому-либо из них, что эта ведийская традиция, зафиксированная в “Законах Ману”, блюдётся на Руси и по сию пору.

Ибо большинство из нас и поныне стригут своих детей на их первый день рождения. Не понимая при этом (точнее ‒ даже не догадываясь), что ТВОРЯТ священный обряд ПЕРВОГО ПОСВЯЩЕНИЯ ребёнка Богу (и сам творил не понимая; и надо мной ‒ такоже).

А потом, нечаянно, творится и второе посвящение Богу, так сказать “военкомовское”, совершаемое над нашими юношами по их призыву в армию или при поступлении в военные училища.

Вот это-то второе подстригание творили только дваждырождённые. Присяга юного брахмана {=обряд второго посвящения Богу или второе подстригание}  творилась в 16 лет, кшатрия ‒ в 22 года, а вайшью ‒ в 24. Причём, в некоторых случаях над особо одарёнными юными брахманами второе подстригание творилось по достижении ими 12 лет.

А вот шудры на войну не призывались. И потому присягу, в смысле второе посвящение, не принимали.

 

И кстати, российская либеральная интеллигенция детей своих, как правило, не “стрижёт” ни разу, что говорит либо о полной утрате теми родовой памяти, либо о их шудрянской генетике. Либо − ещё хуже, о их принадлежности к “чужим“. Отсюда и предложение моё: кто не принимал присягу, тому ни в Думе не место, ни даже в управе поселковой. Тем более – на телевидении.

 

Так вот, оказывается, эти четыре ведийские ВАРНЫ просуществовали в России аж до конца 19-го века, ибо:

‒ брахманы ‒ это священники {духовные лица};

‒ кшатрии (от слова КШАТРА ‒ “поле”) ‒ дворяне;

‒ вайшью (от слова ВИШ ‒ “веси” или “место”) ‒ мещане;

‒ шудры ‒ …

А вот с шудрами вопрос ‒ архисложный. И очень важный. Ибо логика упёрто побуждает в шудры записать крепостных крестьян.

Но чуйка нашёптывает:

‒ Не спеши… подумай… ибо вполне может статься, что наши крепостные ‒ это тоже былые мещане, позже в неволю попавшие.

На то здравомыслящая логика моя, да с присущей ей напором и аргументированностью, отвечает чуйке:

‒ Ни разу не факт!

Чуйка:

‒ Не факт, что не факт.

Логика:

‒ Ссылку ‒ в студию!

Вот.

А дело тут в том, что в сборнике пословиц и поговорок В.И. Даля, в главе “Напутное” имеется ну очень странная то ли поговорка, то ли пословица:

«На всякого мирянина ‒ по семи жидовин».

Тут-то чуйка моя и заволновалась, не зная, что ответить, мол, фигасе…

А в ответ:

‒ Как услышал, так и записал!

‒ Чё?..

‒ Ни “чё”, а “шта”!

‒ Хм, коль так, то “ща” ‒ это “щта”?

‒ Да! Но понимать надо как “чта”.

‒ Благодарю, драгоценный вы… извиняюсь… драгоценный Ты наш, Владимир Иванович!

‒ Живите! И, это, скажи своим, что топонимика наша с гидронимикой не от финнов нам досталась, но предков работа.

‒ Так, не поверят же.

‒ А на то так скажи: хорош в “верю ‒ не верю” играться! Ведать пора!

‒ Ох-хо-хонюшки… Скажу… Не прибьют?

‒ Не прибьют! Шутов хоть и не любят, но и крови их не жаждут. Привед!

‒ Спасибо!

‒ Тогда уж лучше ‒ «Благодарю».

‒ Согласна. Благодарю!

‒ Живите!!!

 

Так вот чуйка моя пообщалась с В.И.Далем. А логика в тот раз не рискнула; казак-то ‒ сурьёзный, луганской!

Так что с потомками шудр вопрос остаётся открытым.

 

Продолжим чтение “Законов Ману».

“Глаголы”:

  1. Пусть спрашивает волхва при встрече с ним после этого о счастьи (кущала), князя об удаче (анамайя), барина о благосостоянии (кшема), служилого о здоровьи (анарогья).

«Академия»:

  1. встретив брахмана, пусть спрашивает о счастье (kuśala), кшатрия – о благоденствии (anamaya), вайщия – о благосостоянии (ksema), щудру – о здоровье (arogya).

 

А теперь не поленимся и глянем, как сие в оригинале было.

Это – на ведийском (санскрите), шрифтом деванагари:

Приветствие

Страсть, согласен.

 

То же самое, но латиницей уже более внятно выглядит:

brāhmaṇaṁ kuśalaṁ pṛcchet-kṣatrabandhum-anāmayam |

vaiśyaṁ kṣemaṁ samāgamya śūdram ārogyam eva ca || 127 ||

 

При этом с большой долей уверенности могу предположить, что редкий читатель позволил себе прочесть латинскую транслитерацию. И это ‒ нормально. Слишком уж латинский санскрит неудобочитаем для впитавшего кириллицу.

Вот и глянем ещё раз на тот же самый текст, но уже кириллический:

брāхман̣ам̇ кушалам̇ прьччхет-кщатра-бандхум-анāмайамъ |

ваıшйам̇ кщемам̇ самāгамйа шӯдрам-āрoгйам-ева ча || 127 ||

 

Во, уже чем-то знакомым повеяло. Хотя и непонятно.

А теперь немного “причешу” всю эту страсть, приведя текст этот в более-менее приятный глазу вид, да так, чтоб особо проницательный читатель и стих услышать мог:

брāхмана̊ “Кушалам̇!” приччхетъ;

кщатра-бандху̊ ‒ “Анāмайамъ!”;

вайшйа̊ ‒ “Кщемамъ!”, самāгамйа;

шӯдра̊ ‒ “Āрoгйамъ!”, эва ча || 127 ||

 

ПС: да, санскрит “знает” и наш аз Еръ (Ъ), но именует его несколько иначе – ВИРАМА; вот он, в кружочке:

Приветствие

А теперь-то и перескажу сию “тарабарщину”, причём, дословно:

брахман [пусть кличем] “Кушала!” приветствуется;

кшатрия род ‒ [кличем] “Анāмайа!”;

вайшью ‒ [кличем] “Кщема!”, при встрече;

а шудра ‒ [кличем] “Āрoгйа!”, эво [же].

 

Хотя по-нашему звучать должно примерно этак:

Жрецу “привет” ‒ клич “Кушала!”;

А дворянину ‒ “Анāмайа!”;

Мещанину ‒ “Кщема!” при встрече;

“Āрoгйа!” ‒ эво же ‒ холопу.

 

И вот что я тем самым хотел сказать. Все три книги Веды, с «Законами Ману» до кучи писаны стихом. Но, никто из переводчиков стихов тех “не увидел”. Или ‒ не захотел увидеть.

Почему? Ответ один: шудры потому что переводили, ни разу не стриженные. И как следствие ‒ не имеющие ДОПУСКА к подобной работе. Ведь знали академики от филологии, ведологами себя именующие, про древний и аргументированный запрет на изучение шудрами и женщинами (и тем паче ‒ чужими) текстов Веды. Не могли не знать! Ибо и в тех же «Законах Ману» запрет тот неоднократно разжёван и сторожками многими помечен. Например:

2-114. Священное знание, придя к брахману, сказало: “Я – твое сокровище, береги меня, не передавай меня хулителю; тогда я могу стать могущественнейшим.

2-116. Но кто овладевает знанием Веды без разрешения учителя, тот виновен в краже Веды (brahmasteya); он низвергается в ад.

4-80. Пусть не дает щудре ни советов, ни остатков [пищи), ни [пищи], предложенной при жертвоприношении, не обучает его дхарме, не налагает [на него] обета,

4-81. ибо тот, кто наставляет его дхарме или налагает обет, погружается вместе с ним в ад…

И тому подобное. И неоднократно.

Ибо: «Незаконно обучающий Веде и незаконно изучающий Веду – оба идут в ад».

И всё-равно “ведологи” наши поручили перевод «Ригведы» женщине. И даже подписалась “редколлегия” та под поручением своим; мол, нам ‒ пофиг… Ибо уверовали в слова некоего Вьясы, убедившего в своё время дравидов и шудр, что книг Веды не три, а четыре, в смысле пять, и что “Законы Ману” – хрень голимая, внимания недостойная…

Ну да это отдельная и очень жёсткая тема.

В заключение же уделю немного места слову ĀРOГЙА, которым шудры приветствовали друг друга.

Слово это сложено из отрицательной частицы А- и корня РОГА ‒ “боль”, и буквально означает “без боли” или “безболезненно[сть]”, то есть ‒ “в здравии”. Причём, сам тот корень сложен из двух слоговиц: РО и ГА, где ГА ‒ это некое движение, а РО ‒ сама боль или болезнь.

Приветствие

Например: слоговица ГА породила такие слова, как вьюГА, пурГА, телеГА, ГАд {змей}, ГОд, to go и т.п. А из слоговицы РО возникли РОжа {болезнь}, РОжон, РОжать, вРАч ← воРОжей, вРАг ← воРОг, зуРЕ ← зуРО {жестоко} и т.п.

Так вот, похоже, что именно эта РОГА и породила наше застольное “Ну, вздРОГнем!”. В смысле ‒ “Ну, без РОГИ!”. То есть, ‒ “Будем здравы!” или “На здоровье!”. И те же “здоРОво!” и “здРАвствуйте!” если не от РОГИ, то от РО происходят. Возможно, и слово “шудРА” не от РА, но от РО вышло. Почему посредством клича ĀРOГЙА и приветствовались.

 

А так вот ЗМ и пояснили нам причину нашего “Здравствуйте!”. Ибо сам Ману подобным образом велел шудрам приветствовать друг друга. Акцентирую: не “спрашивать”, а “приветствовать”.

А вайшью (мещане) должны были приветствовать себе подобных посредством слова “добро”, откуда и возникли наши приветствия “Доброе утро!”, “Добрый день!”, “Добрый вечер!” и “Добрая ночь!”.

А кшатрии (дворяне; воинское сословие) должны были приветствовать друг друга посредством слова “слава”. А расшифровка сыскалась опять же в “Яджурведе”, пятикратно приведшей сие приветствие; например, ЯВ, 1-6-11:

‒ АА ШРААВАЙА!

А в ответ:

‒ АСТУ ШРАУЩАД!

Где АСТУ ‒ это наше старое ЕСТУ (производная от “есть”, “быть”; типа, “да будет!”), а ШРААВАЙА и ШРАУЩАДЬ ‒ производные от слова ШРААВА ‒ “слава”.

Как это приветствие точно перевести на русский язык ‒ не понимаю. Вроде и просто всё, но переложить слова те на современную речь у меня не получилось. Коряво как-то всё выходит. Некрасиво. Может у кого из читателей получится?

 

И в заключении о том, как приветствовали друг друга брахманы. Тут оба переводчика прочесть-прочли, но не поняли. Ибо, во-первых, вынуждены были довериться существующим словарям, а во-вторых ‒ не удосужились связать этот стих с иными стихами “Законов”, да и поразмышлять немного о связях тех. Спешили, видимо. Зато я ближайшую вечность никуда не тороплюсь, отчего и имею счастье без спеху размышлять на интересующие меня темы.

Что касается словарей и слова “счастье”. Считать, что арийские священники приветствовали друг друга словом “счастье” (КУШАЛА) можно только в том случае, если под тем “счастьем” подразумевать некое “высшее счастье”. Вот и зададимся вопросом: а что для брахмана есть счастье, а тем паче ‒ высшее счастье? Ответ один ‒ Веда! Ну и что тогда значит сия КУШАЛА, посредством которой брахманы приветствовали друг друга? Просмотрев существующие словари уясняю, что КУШАЛА там значит не только “счастье”, но и “правильный”, “здоровый”, “искусный”, “умный”, “опытный”, “здоровый”, “мастерство”, “благо” и “благополучие”…

Приветствие

Оба те переводчика, наверное, долго метались в богатом выборе перевода, после чего и выбрали вариант “счастье”. Я же, всматриваясь в КУШАЛУ, припомнил вдруг, что у ВАРНЫ брахманов имелись специальные знаки, отличающие представителя брахманского сословия от иных, а среди прочего ‒ пояс из травы КУША (откуда, кстати говоря, и возникло наше слово “кушак”). Мало того, имеющееся в русском языке слово “кущи” (в смысле “дебри”) как раз и поясняет, куда уходили брахманы и прочие мудрые мужи на склоне лет, дабы посвятить остаток жизни изучению Веды.

Вот далее и свяжу вторую главу “Законов” с шестой, и поразмышляю немного.

6-2: “Когда настоятель увидит у себя морщины, седину и детей у детей – ему следует отправиться в лес“, [где тому (6-8)] Надо постоянно заниматься самостоятельным изучением Веды“.

 

Ну и как приветствовали друг друга те “лешие”, на склоне лет занимающиеся только Ведой?

Да элементарно, подсказывает чуйка в ответ, “Привет!” говорил один другому, то есть «Будь ПРИ ВЕДЕ!». И тот этому вторил “Привет!” в ответ. А может и просто: “Ответ!”. Ибо наше “ответ” и есть ОТ:ВЕД. А потом оба с радостью делились сокровенным опытом, почерпнутым из Вед (от Вед). Ибо, как сказал поэт: “Вы отдали, и этим вы богаты“. Вот тогда-то КУШАЛА, сиречь, “личный ОПЫТ изучения ВЕДЫ” и превращается в счастье.

Ибо именно личное ПОЗНАНИЕ Веды (Брахмы; Духа Творца, Бога), плюс ИСПОЛЬЗОВАНИЕ сего знания ВО БЛАГО и есть ВЫСШЕЕ СЧАСТЬЕ.

Однако и про сторожки забывать не следует.

 

А шудры пусть и дальше бухают, сквернословят и, параллельно, о здоровье своём “вздрагивают”. Да количеством прожитых лет друг перед другом бахвалятся:

2-155. Старшинство у брахманов [зависят] от знания,

у кшатриев – от доблести {=славы},

у вайщиев – от богатства зерном {=добра}

и ТОЛЬКО у щудр – от возраста…

 

У-у-у, какая подлянка.

 

Зато, поразмышляв о подлянке той, да наложив те размышления на “здравицы” наши, следом и перешёл на “Привет!” и “Славься!”. И всех незнакомцев тако же привечаю, авансом, ясень-пень.

Приветствие

***

3

Публикация:

не в сети 2 месяца

Комрад ОМ

Приветствие 406
Комментарии: 230Публикации: 68Регистрация: 11-12-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!