Имперские комплексы украинского хутора

Что же мы всё-таки хотим построить “від Сяну до Дону”?

Ничто так не любят поносить украинские национал-патриоты, как имперские замашки Российской Федерации. Точнее, как они говорят, имперские комплексы, специально придавая этому выражению подчеркнуто негативный характер, которому они, по их словам, противопоставляют “присущую украинцам европейскую демократию и свободу”.

На самом деле национал-патриоты либо сильно заблуждаются, либо бессовестно врут. Потому что, во-первых, Европа не одинакова и очень многообразна, там тоже есть государства и народы с имперскими замашками. Во-вторых, “имперскость” тоже бывает разной и во многом зависит от модели самой империи. Ну и, в-третьих, имперские комплексы точно так же свойственным и самим украинцам, в том числе и национал-патриотам…

Засушенная супердержава

У каждой империи своя история возникновения. Британская возникла тогда, когда нужно было вывозить шерсть на континент без “услуг” голландцев и испанцев и потребовалось создать мощный флот. Вскоре англичане поняли, что можно неплохо жить торговлей и грабежами колоний, для чего им, опять же, нужен мощный флот, а для его содержания много денег. Финансовые империи капитализма опираются на числа бухгалтерских книг, поэтому для них важны размеры и динамика ВВП, инфляция валюты и дефицит бюджетов. В людях они видят исключительно плательщиков, заемщиков и кредиторов, а вот если человек становится неплатежеспособным, то он просто умирает для финансовой империи.

Предки украинцев тоже жили в государствах с очень большими имперскими замашками: Речи Посполитой, России, Австро-Венгрии. Старшее и среднее поколение нынешних украинцев родилось и выросло в СССР. Поэтому и “имперскость”, и “совок” у них в крови. Это где-то высоко в горах Кавказа или в таежной глуши малые народы могли жить обособленно, сохраняя свой особый уклад, культуру, менталитет. Но все украинцы УССР поголовно учились в советских школах, смотрели советское телевидение, читали советскую прессу и жили среди советских людей. Сама Украина – это усохший кусочек советской империи. Так что хоть какая-то толика великодержавности осталась у каждого, и время от времени она дает о себе знать.

Плохо это или хорошо? Думается, что замашки должны соответствовать возможностям, а “имперскость” не смешиваться с хуторством – так, как это случилось у украинцев. Что и приводит к последствиям, когда курьезным, а когда и трагическим…

Бильбо Бэггинсу назло

Государства с населением, имеющим менталитет хоббитов (или, как говорят в Украине, хуторян), обычно скромны в своих размерах. Империалистических экспансий они не проводили, а если когда и обзаводились колониями, то это были, скорее, случайные исключения (Бельгийское Конго). А некоторые “колонии”, как, например, Гренландия, вообще вызывают смех.

Это идеальные королевства и республики из добрых сказок, где хорошо жить индивидуалистам. Их жители не участвуют в имперской лихорадке, они работают исключительно на себя, поэтому их ценности и “духовные скрепы” практически противоположны имперским. Например, они привыкли сами обеспечивать себе достойный уровень жизни – либо трудом, либо социальной борьбой, либо и тем и другим. Там не существует понятия “накормить народ”, поскольку народ кормит себя сам.

Отношение к человеческой жизни там тоже иное, и нередко она ставится выше интересов государства – и самими гражданами, и их властями. Иногда это спасало людей, но губило само государство: так, чехи в 1938 г. и  датчане в 1940 г. предпочли капитулировать без боя. Не сильно сопротивлялись Гитлеру и голландцы, к XX веку трансформировавшиеся из экономической империи в типичную Хоббитанию. Впрочем, бельгийцев не спасала их детская воинственность, а Швецария была обязана своему нейтралитету, скорее, политикам Британии и Германии, чем своему ополчению.

Однако, подчеркнем, потеря государственности и политического суверенитета для “хоббитов” менее страшны, чем невзгоды и гибель индивидуумов. Пожалуй, единственное, что может поднять их с мягких диванов, это угроза их образу жизни, их свободе и индивидуальности, навязывание им имперского принципа приоритета общественного над личным.

В Украине носителями хуторянского менталитета были крестьяне, которых пассионарные казаки презрительно называли “гречкосеями”. Этот дуализм хутора и империи в украинском обществе, пожалуй, лучше всех описал в книге “Дух нашей старины” основатель теории интегрального украинского национализма Дмитрий Донцов. Курьез в том, что принявшие её на вооружение “бандеровцы” в большинстве своем сами были “гречкосеями” и “хоббитами” с некоторыми имперскими замашками. Типично для украинцев.

Такая смешанная программа в итоге не позволяет им быть ни полноценными хуторянами, ни настоящими империалистами, поскольку одно мешает другому. Чего стоят мечты “гречкосея” построить Великую Украину “від Сяну до Дону”, если он не готов ради этого даже оторвать зад от дивана? При этом через 10 минут наш мечтатель уже начнет расхваливать беззаботную жизнь в маленькой тихой Чехии и высмеивать российских великодержавников. Еще через 15 минут он начнет мериться имперскими размерами ВВП, а затем воспевать доходы на душу населения в маленьких странах Европы.

В политике украинец выступает за максимальные свободы и права личности, чтобы его никто не трогал и не напрягал, не мешал работать на себя и не обременял налогами. Но одновременно с этим ждет прихода “доброго царя”, который, как считает украинец, должен одновременно жестко наводить порядок и обеспечивать гражданам достойный уровень жизни.

Впрочем, даже с таким бардаком можно было бы жить, не грянь в Украине очередная гражданская война, в которой украинские “хоббиты-империалисты” впервые оказались предоставленными сами себе…

Без царя в голове

В Речи Посполитой и Российской империи размеры державы играли очень значительную роль. Дело, правда, было вовсе не в политической карте мира, глядя на которую подданные наполнялись гордостью и величием. Просто количество земель имело важное экономическое значение: прежде всего, это были сельскохозяйственные вотчины, а также промысловые угодья и лесные запасы. На втором месте была численность населения, которое должно было на этих территориях работать.

Больше земель – больше прибыли с них, которая концентрируется и направляется на завоевание и освоение новых земель, а также защиту имеющихся. В этом была суть такого типа империй, для которых сокращение территории сродни экономическому кризису. Кроме того, для людей, получающих прибыль с земли, размер вотчины – это еще и вопрос престижа и достоинства. Постепенно экономика стала политикой и частью менталитета. Вот почему такие империи так болезненно реагируют на потерю территорий, цепляются за каждый клочок суши, даже если там нет ничего, кроме голых камней.

Стоит заметить, что Украина возникла как обломок империи – отсюда и её слишком большие размеры, заполненные в основном хуторянским населением. Возможно, пойди история иным путем, сейчас на месте Украины существовало бы несколько маленьких Хоббитаний (типа Чехии, Словакии) или же она была бы вновь разделена между Польшей и Россией. Однако Украина есть, и это факт…

Так вот, Украина уже не  раз в своей недолгой истории проявляла самые настоящие замашки территориальной империи, не будучи при этом таковой. Потому что обломок – это всё-таки только обломок, тем более когда в нем преобладают хуторские настроения. Тем не менее, еще в 1917 году Центральная Рада намалевала “мапу України”, простиравшейся от Чехии до Кавказа. Это до сих пор дает национал-патриотам повод впадать в империалистические грезы и мечтать про “украинскую Кубань” и “возвращение украинского Белгорода”. А сейчас “имперскость” проявляется в своей истошной принципиальности не отдать соседям ни клочка родной земли.

Конечно, каждое нормальное государство должно защищать свою территорию. Однако делается это не из принципа, а из прагматических соображений выгоды и целесообразности. В нашем же случае они приносятся в жертву стремлению удержать тот или иной регион любой ценой. Обратимся к тому же вопросу о возврате Крыма: очень немногие украинцы задумываются о том, во что обойдется его возвращение, а еще меньше – о цене его удержания. Между тем, в составе Украины полуостров вовсе не был бриллиантом в короне, он приносил мало прибыли и много проблем.

Или взять ход боевых действий на Донбассе. Сепаратисты не пытались удерживать всю подконтрольную территорию любой ценой – они оставили Славянск, практически без боя ушли из региона Лисичанска-Северодонецка, отступили к самому Донецку. Сохранив при этом свои силы, которые затем использовали в августовских контрударах. ВСУ же перли вперед, как Жуков на Берлин, стремясь поскорее завершить АТО не разгромом противника, а освобождением занимаемой им территории. И в итоге вляпались в Иловайск…

Нарожают ли еще?

К сожалению, имперские комплексы украинцев проявляются ими в самых негативных их вариантах – наплевательском отношении к жизням своих сограждан, что и вызывает совершенно бессмысленные жертвы.

В империях, где общественное ставили выше личного, это делали из прагматичных соображений. Пожертвовать десятком ради интересов тысячи считалось приемлемым. Правда, приходилось создавать идеологию, убеждающую людей в том, что жизнь единиц ничего не стоит, когда на кону стоит судьба империи. К сожалению, в дальнейшем такие идеологии нередко вырождались в то самое безразличие к судьбам соотечественников, выражаемое фразами “бабы ещё нарожают” и “помер Максим – ну и фиг с ним”. Вот как раз подобное можно наблюдать в современной Украине.

Когда-то украинцы гордились, что их почти 52 миллиона. Это тоже был имперский комплекс – подсчитывать количество поголовья сограждан и наполняться гордостью: нас больше, чем соседей, мы растем!  Затем численность населения стала снижаться. Вначале это вызывало беспокойство, государство даже объявляло какие-то программы  и бездумно швыряло деньги на стимуляцию рождаемости вместо того, чтобы потратить их на снижение смертности. Но постепенно имперские комплексы начали выветриваться, и интерес к этой арифметике спадал. Год назад украинцев осталось около 45 миллионов, сейчас около 40 (минус Крым и Новороссия), и никто по этому поводу не бьет в рельсу. А отношение к ещё живым людям осталось такое же – безразличное и наплевательское.

Если вникнуть в подробности боевых действий на Донбассе, то можно поразиться, как бессмысленно и по-дурацки гибнут там украинские военнослужащие. Потому что беспечно шли колонной по простреливаемой местности прямо в “огневой мешок”, потому что не выставляли дозоры и секреты, потому что не строили укрытий и т.д. и т.п. Такое впечатление, что солдаты там предоставлены сами себе и у них нет командиров, а если и есть, то они либо дебилы, либо предатели. И что же, разве кто-то из генералов и комбатов понес за это ответственность?

Или взять решение Кабмина о прекращении начисления и выплаты пенсий жителям регионов, подконтрольных сепаратистам. Которое поставило на грань смерти от недоедания и отсутствия лекарств десятки тысяч пенсионеров – тех, у кого нет сбережений, кому не помогают родственники. Эти люди не имеют возможности выехать в Украину – не за что, некуда, часто просто нет сил и здоровья. Но в Киеве на них наплевать, там просто пошли на принцип “не кормить сепаратистов”. Такой себе имперский комплекс “лес рубят – щепки летят”.

Однако хуже всего то, что этот комплекс атавизма имперского прошлого идет в паре с нынешним украинским хуторством, которое проявляется не в стремлении сохранить права, свободы и жизни, а исключительно в принципе “моя хата с краю, я ничего не знаю”. И в итоге люди гибнут и страдают совершенно зря, ни за понюшку табака…

Виктор Дяченко

Источник

 

5

Публикация:

не в сети 13 часов

Янус Полуэктович

Имперские комплексы украинского хутора 1 991
Существующий одновременно в двух воплощениях — как администратор А-Янус и как учёный У-Янус.
Янус Полуэктович Невструев — единый в двух лицах директор института и политолог блуждающий в прошлом и будущем!
Комментарии: 11Публикации: 416Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!