Культура подмены (часть 1) Автор Ирина Плотникова

Обещанная статья о судьбах русской культуры на цивилизационном разломе норовит превратиться в диссертацию. Поэтому публиковать её буду по кусочкам. Вот первый.

Культура подмены

На условно коллективном Западе сейчас бушует «культура отмены» – массовый бойкот всех неугодных лиц, точек зрения, произведений, фактов истории и этнических групп. Ну, так себе практика, если честно. Есть в этом что-то от страуса, пытающегося спрятать голову в бетон. Потому что реальность отменить всё равно не получится. Со временем она возьмёт своё, потому что бесконечно тыкаться башкой в твёрдую поверхность – это больно и контрпродуктивно. Можно выдумать сколько угодно гендеров, но детей всё равно будут рожать только женщины. И исключительно от мужчин. Можно отменить слово «негр» и запретить «Хижину дяди Тома». Но это не изменит ни цвет кожи представителей негроидной расы, ни их историческую память. И так во всём, что нынче пытаются «отменить» в западном мире с упорством, достойным лучшего применения. Правда – она такая.

С нашей отечественной культурой удалось сотворить, на мой взгляд, нечто более страшное. Рискну это назвать «культурой подмены». Она появилась в период одной из величайших геополитических катастроф ХХ века – крушения Советского Союза. Сегодня мы стоим на очередном цивилизационном разломе. Чем не повод отказаться от того, что нам навязали, и что продолжает истощать и разрушать нас изнутри? Говорю «нам», хотя живу в Казахстане. Но это наше единое культурное пространство Русской цивилизации, в орбиту которой все мы втянуты так или иначе.

Герои вчерашних дней

Когда говорят пушки, музы молчат…

Этот афоризм Марк Туллий Цицерон произнёс задолго до того, как появились первые пушки. Наверное, он имел в виду другие виды тогдашнего римского «вундерваффе». Баллисты, например. В любом случае, высказывание оказалось на редкость живучим. И неспроста.

Пожалуй, это объясняется тем, что во времена потрясений нам попросту не хватает энергии на всё, чем жили до войны. Мозг концентрируется на первоочередном, необходимом для выживания. Остальное отставляется в сторону до того момента, когда настанет тишина. Наступает «момент истины», когда приходится отделять важное от второстепенного. В данный момент я это ощущаю на себе. Книги не пишутся, аудиокниги не озвучиваются. Зато есть зуд писать статьи, чтобы разобраться, как мы будем жить в этом новом и отнюдь не прекрасном мире.

Но то у меня. Некоторые российские музы на фоне грохота «Калибров» очень даже расчирикались. Не то чтобы высокохудожественно, но громко. А потом разнообразные голуби мира, много лет плотно оккупировавшие российское медиапространство, распустили перья и стройным косяком потянулись в тёплые края. В знак гражданского протеста.

Не стану приводить список этих персон. Он и так активно тиражируется в сетях. Большую половину из них я не знаю, о некоторых только слышала, но готова поверить в то, что все они сплошь люди со светлыми лицами и настоящая совесть нации. Сам Терминатор так сказал.

Вот только что-то не видно и не слышно, чтобы нация тянулась за своей самопровозглашённой совестью. Всё чаще, напротив, слышатся пожелания катиться колбаской и никогда не возвращаться в столь презираемую ими «эту страну». Не могу не вспомнить по этому случаю песню Андрея Макаревича – голубя из той же стаи, но человека, безусловно, неглупого:

Еще вчера мы занимали отдельное купе,

Через окно обозревали простор.

Казалось все вокруг на свете дышало,

Вечной весной.

А только вдруг на рассвете стук в дверь,

Это к вам идет общественный контролер.

Как вы могли не заметить,

Что кончился ваш проездной?

Герои вчерашних дней,

Это герои вчерашних дней.

Давайте будем снисходительны,

К героям вчерашних дней!

Герои вчерашних дней,

Это герои вчерашних дней.

Я не хотел бы быть записанным,

В герои вчерашних дней…

А я ведь ещё помню эйфорию Перестройки и ещё молодого Макаревича, и то, с каким жаром и восторгом мы отрицали «героев вчерашних дней» советской эпохи. Наверняка, никто и подумать не мог, что отрицание отрицания – это абсолютный закон. И работает он как до, так и после «исторического материализма». И вот уже сам Макаревич и иже с ним – моральные авторитеты и герои тридцатилетней давности – превратились в героев вчерашних дней.

А ведь мы им верили когда-то. И Макаревич собирал стадионы. И «Поворот» мы ревели под гитару, и «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас!» И Лия «Простите нас все» Ахеджакова пробирала до самого нутра своей игрой в остросоциальном рязановском «Гараже». И глубокие смыслы открывали эстеты в замысловатых текстах Гребенщикова. Как же так вышло, что теперь они по одну сторону баррикад, а мы – по другую?

Думается мне, что дело тут именно в том, что настоящей профессией и призванием стала для наших светлоликих фига в кармане. При этом они как-то не заметили, что на дворе-то уже не презренный «Совок», против которого они топили в 80-е годы, а столь чаемая ими либеральная демократия, за которую они тогда с таким пылом боролись. Это для нас, простых смертных, за тридцать лет случилась масса всего. Уничтожение страны, выпихнувшее массы людей из республик, где они жили. Кое-где даже кровавые межнациональные и гражданские конфликты. Грабительская «прихватизация», враз сделавшая нищими и «не вписавшимися в рынок» миллионы людей. Чувство глубокого национального стыда за разруху, бандитизм, «ножки Буша», вечно пьяного лидера победившей «демократии». Медленное, со скрипом, выползание из пропасти, в которую оказались низвергнуты все постсоветские страны. Не всем удалось выползти и обрести хотя бы признаки национального суверенитета. России удалось.

Но для светлоликих и рукопожатных всего этого словно бы и не было вовсе. Они продолжают твердить про «кровавую гэбню», словно их всё ещё хватают под белы рученьки и тащат в ГУЛАГ или в психушку. А их ведь никто и не пожурил толком вплоть до нынешнего времени, когда они в открытую стали поддерживать врагов своей страны. Да и сейчас ещё не больно-то сажают и уж точно не расстреливают. И всё своё недовольство «этой страной» они ещё недавно совершенно беспрепятственно изливали на самых разнообразных ресурсах.

Довелось мне давеча глянуть интервью Дудя с Тамарой Эйдельман, дочерью видного историка Натана Эйдельмана. Просто бросилось в глаза, с каким придыханием эта дама рассказывает о тишине и покое в Греции. А потом – с бойцовским блеском в глазах – о том, что решила не возвращаться в «эту страну». Потому что ну не может она ставить на своих материалах плашку «иноагент»!

Остановимся на минуточку. То есть, никто не закрывал, не запрещал, не сажал. Невыносимый режим потребовал всего лишь маркировать свою продукцию, чтобы люди знали, на чьи средства ресурс кормится. И это оказалось нестерпимо.

При этом светлоликая публика то ли не замечает, то ли игнорирует тот факт, что действия российской власти по ограничению «пятой колонны» встретили нескрываемую поддержку населения. Это только повод посокрушаться, какое быдло и орки – этот народ. Ну, не повезло гениям со страной. Бывает.

Быдло и орки в ответ радуются отбытию светлоликих в их Валинор, не ощущая никакой досады от того, что теряют возможность в дальнейшем приобщаться к их творчеству. От Макаревича народ в массе отвернулся ещё в 2014 году. И ничего, живёт как-то.

Ну, что тут скажешь? Только то, что всё это время, что все эти люди служили всему хорошему против всего плохого, они, оказывается, ровным счётом ничего не поняли о собственном народе и стране, где родились. Они подменили реальную Россию своими представлениями о ней. И теперь им очень больно от того, что реальность так грубо отказалась соответствовать их мечтам. А ведь по факту всё это время они боролись не с проклятым тоталитарным Совком. Совка нет уже 30 лет. Всё это время они боролись с Россией. Их не устраивает собственная страна, какой бы она ни была. И никогда не устроит.

Когда-то русская интеллигенция возомнила себя солью земли. Ну да, было время, когда более 90 процентов населения России была попросту неграмотной, и на образованный класс ложилась священная миссия думать за народ и нести ему свет истины. Вот только нынче каждый представитель этого народа имеет как минимум среднее образование. А ещё большинство имеет профессию и делает реальное дело в реальном мире. Но лицедеи и певцы ртом почему-то до сих пор считают, что они могут учить нас, лапотных по любому вопросу: от вирусологии до экономики, от экономики до внешней политики. Хотя во всём этом смыслят не больше, чем свинья в апельсинах.

Небольшая прослойка деятелей около-культуры и небольшой процент бездельников, именующихся восхитительно противным словом «креаклы» возомнили, что они – это и есть народ. Но народ такой подмены не прощает. Добро пожаловать в реальный мир!

И ведь ни одна, простите, сволочь, так и не попросила у нас прощения за то, что сделали с нашей общей Родиной! За ограбление и нищету 90-х. За то, что вместо уничтоженной советской культуры сегодня по всем фронтам царит жуткий суррогат, который нам пытаются впарить за большие деньги. За подделку под культуру, которую они до сих пор клепают. Не знаю, как вам, а мне уже очень хочется выдать им всё, что причитается за это.

Автор Ирина Плотникова

Продолжение следует…

Культура подмены (часть 1) Автор Ирина Плотникова
Культура подмены (часть 1) Автор Ирина Плотникова
9

Публикация:

не в сети 2 дня

Янус Полуэктович

Культура подмены (часть 1) Автор Ирина Плотникова 4 347
Существующий одновременно в двух воплощениях — как администратор А-Янус и как учёный У-Янус.
Янус Полуэктович Невструев — единый в двух лицах директор института и политолог блуждающий в прошлом и будущем!
Комментарии: 16Публикации: 668Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!

© 2019 - 2022 BarCaffe · Информация в интернете общая, а ссылка дело воспитания!

Авторизация
*
*

Регистрация
*
*
*
Генерация пароля