Тайная любовь Пушкина

Как известно, наш великий поэт был влюбчив. Впрочем, что взять с поэта? Для него любовные приключения – дары Музы, а Любовь – вдохновение. Общество это всегда понимало, так что влюбляться Пушкину никто не препятствовал и его амуров не осуждал.

Это было даже модно: быть музой поэта. Сам Александр тоже не имел привычки скрывать своих амуров. Но вот об одной страсти умолчал. Не потому ли, что относился к этой женщине особенно и любил куда глубже и пронзительнее, чем других пассий? Так что литературоведам и историкам долго не давала покоя история этой безымянной любви. Ну а открытие имени дамы стало невероятной сенсацией, ведь именно она почиталась в свете абсолютно неприступной – холодной, бесстрастной и не поддающейся ни на какие светские авантюры. И вдруг такой пассаж!..

Тайная любовь Пушкина

П. Соколов. Долли Фикельмон. 1836

Вот что рассказал об этой любви ближайший друг Пушкина – Павел Воинович Нащокин, которому поэт поведал о происшедшем. Нащокин же рассказал эту «поэму страсти» первому пушкинисту Петру Бартеневу. Тот и записал ее. Оказывается, повеса Пушкин погибал от любви. Приложил массу усилий, чтобы перевести платонический интерес дамы в чувственный. И наконец – удача! Дама назначила поэту свидание в своем доме. Рассказала, каким образом ему незаметно пройти в ее комнату, чтобы дождаться ее возвращения из театра. Поэта не мучила совесть: дама хоть и была замужем, но гораздо моложе супруга. Вряд ли она любила старика.

И вот свершилось: поэт дождался – дама наконец-то пришла. «Начались восторги сладострастия, – рассказывал Нащокин. – Они играли, веселились. Перед камином была разложена пышная полость из медвежьего меха… Быстро проходило время в наслаждениях. Наконец Пушкин как-то случайно подошел к окну… и с ужасом видит, что уже совсем рассвело!.. Он наскоро оделся, поспешая выбраться». Дама выпроводила поэта из дома, едва не столкнувшись со слугами и не упав в обморок. Но сила воли выручила ее. Забавно, что, рассказывая эту историю Нащокину, повеса Пушкин особо подчеркнул: сила воли может даже слабую женщину сделать сильнейшей.

Литературоведов долго мучил вопрос: о какой даме шла речь? Известный пушкинист М. Цявловский понял первым, что столь страстное свидание было у поэта с Долли Фикельмон. Но кто она?

Дарья Федоровна, которую в семье ласково звали Долли, была внучкой Михаила Илларионовича Кутузова. Дочь полководца Елизавета вышла замуж за Федора Тизенгаузена, погибшего при Аустерлице. В том знаменитом сражении войскам пришлось тяжело. Кутузов был ранен. А Федор Иванович со знаменем в руках повел солдат в атаку. Увы, сам он упал, сраженный пулями. Позже именно его подвиг описал Лев Толстой в романе «Война и мир», рассказывая о ранении Андрея Болконского. Говорили, что даже сам Наполеон был поражен храбростью Тизенгаузена и повелел отдать погибшему воинские почести.

Но что осиротевшей семье до похвал Наполеона?! Долли и ее сестра Катя много лет не видели маменьку улыбающейся. И только в 1811 году Елизавета Михайловна вновь ожила и вышла замуж за генерал-майора Николая Федоровича Хитрово. Фельдмаршал Кутузов одобрил новый брак дочери. Долли и Катя быстро привыкли к отчиму. Тем более что их жизнь явно изменилась к лучшему. Николая Федоровича назначили российским поверенным ко двору герцога Тосканского, и в 1815 году все семейство отбыло во Флоренцию. Вот где начался настоящий праздник!

Роскошный особняк. Балы. Обеды. Приемы. Но ведь это стоило кучу денег! У Хитрово появились многочисленные долги. Пришлось распродать все: роскошный дом, картины, книги, мебель, экипажи и драгоценности жены. Правда, наряды и украшения падчериц генерал ухитрился сохранить. Такие перемены дались Хитрово тяжело: с ним случился инсульт и он умер в мае 1819 года.

Маменька снова залилась слезами. Но нужно было как-то содержать семью. А тут еще у старшей дочки Катеньки случился неподходящий роман и появилось внебрачное дитя – сын Феликс. Что делать? Пришлось Долли выручить близких – найти богатую партию. 3 июля 1821 года она вышла замуж за австрийского посла во Флоренции графа Карла Людвига фон Фикельмона. Ей было всего 16 лет (ведь она родилась 14 октября 1804 года), а графу 43 года. Разница в 27 лет! Но граф был добр, приятен, умен и готов взять юную супругу вместе с ее семьей – матерью, сестрой и крошечным Феликсом. Впрочем, уже на другой год в доме Фикельмонов появился и второй ребенок – обожаемая дочка Долли и Карла.

Получив богатого зятя, Елизавета Михайловна успокоилась и вновь ожила. В 1823 году она съездила в Петербург, была тепло принята при дворе, наладила старые связи и даже познакомилась с молодым, но уже известным поэтом Александром Пушкиным. Привезла списки его стихов, взахлеб прочла дочерям и даже стала читать на манер сказок внучке, которую потребовала назвать Елизаветой Александрой в честь императора Александра I и его супруги Елизаветы Алексеевны. Долли и Карл согласились, но звали дочь короче: Элизалекс. К четырем годам кроха уже сама лопотала пушкинские строки. «Что ж, скоро мы увидим вашего хваленого поэта!» – изрекла Долли и не ошиблась. В 1829 году ее мужа назначили австрийским послом в Россию.

К сентябрю 1829 года все семейство Фикельмон разместилось в роскошном особняке на Дворцовой площади. На правах австрийской «посольши» графиня Фикельмон открыла салон, куда стремился попасть весь цвет Петербурга. Долли была приветлива, но умна: она выбирала только лучших, к тому же не из придворных щеголей, а из людей творческих – поэтов, музыкантов, художников, архитекторов. Естественно, любимцем салона оказался Пушкин.

Что привлекло в нем Долли? Неуемная жажда жизни, природная веселость, раскрепощенность, легкость бытия, которых сама она была лишена с детства. Долли отлично уживалась с мужем, но сердце ее не ведало любви, о которой столь страстно говорил и писал поэт. Вообще, приехав в Петербург из чопорной Европы, она словно попала в страну снежных сказок. Ее пьянила метель, приводили в восторг огромные проспекты, дворцы и улицы столицы. Она и раньше вела дневник, но теперь тетради в кожаных переплетах стали ее ежедневными спутниками. Она записывала в них свои «ежеденьствия». Ей, смотрящей как бы со стороны, открывались неизведанные картины и нравы российского быта, будней и праздников. Такая выдержанная и спокойная, Долли начала принимать участие в экстравагантных веселых выходках. Да ведь ей и было-то всего 25 лет! На Рождество 1830 года она, Катя, маменька, Пушкин и еще четверо знакомых ездили по домам в маскарадных костюмах. «Мы очень позабавились, хотя маменька и Пушкин были тотчас узнаны», – записала она в дневнике. Пушкин волновал ее кровь, но она была замужем, имела дочь и должна была вести себя подобающе жене посла. Так что Долли вздохнула с облегчением, когда узнала, что Пушкин женится. «Жена его – прекрасное создание, – записала Долли. – Но меланхоличное и тихое выражение ее лица похоже на предчувствие несчастья». А через месяц появилась и другая запись: «Кажется, судьба не сулит супругам Пушкиным ни спокойствия, ни тихой радости». Какие точные предчувствия…

Пушкин занимал все больше места в ее дневниках и все чаще бывал в салоне. Один. Без жены. Долли понимала: поэт хоть и женился, но легкомысленной жизни не оставил. Что же ей гнать его домой? Тем более что он пылко утверждает: «Вы имеете несчастье быть самой блестящей из наших светских дам». Это уже почти признание в чувствах. Долли записывает в своих дневниках беседы с Пушкиным и вдруг зимой 1831/32 года упоминания о поэте резко обрываются. Весь свет удивлялся: отчего в салоне посольши Фикельмон больше не появляется Пушкин? Наверное, жена не разрешает поэту. На самом же деле все было иначе. Пушкин хотел бы продолжить связь, но Долли, воспитанная в большой нравственности, поняла, что совершила ужасную ошибку. Пусть муж гораздо старше ее, но он не заслужил измен! Он все равно самый лучший, самый добрый. Конечно, трудно не влюбиться в поэта, но, раз согрешив, Долли нашла в себе силы признать вину. Недаром же Пушкин заметил, сколь сильной волей обладает эта хрупкая женщина.

Долли перестала даже упоминать в дневниках имя поэта. Она поняла, что обманные страсти не для нее. Ведь она по-своему любила и своего мужа, и жену поэта. Недаром она говорила: «Мы с Натали похожи. Уйдет одна, другая не задержится на этом свете». Так и вышло. Долли Фикельмон скончалась 10 апреля 1863 года на 59-м году жизни. К тому времени она уже вдовела и жила в семье дочери Элизалекс. Та вышла замуж за австрийского князя Эдмонда Клари-и-Альдригена, и вся семья поселилась в замке недалеко от города Теплице. Там в часовне церкви Пресвятой Девы Марии и похоронена «Дарья Тизенгаузен (Фикельмон), придворная дама», как написано на плите. А за три месяца до похорон Долли умерла Наталья Николаевна. Выходит, между ними действительно было много общего: и любовь к поэту, и время смерти.

И последний штрих в родовом древе Долли Фикельмон. Незаконный сын ее сестры, Феликс, получит фамилию Эльстон и женится на графине Е. Сумароковой, став Сумароковым-Эльстоном. Кутузову он будет правнуком. А вот сам он, Феликс Сумароков-Эльстон, станет прадедом другого Феликса – Юсупова-Эльстона. Того самого, которому суждено будет стать убийцей Распутина. Вот такие витки истории. Вот, оказывается, зачем когда-то родился незаконный мальчик. Значит, так было нужно…

Самая жгучая тайна Древнего Египта
Что нам заграница, или Юрий Долгорукий как принц Уэссекский
Данте Алигьери: рукописи и тайны
Заговор дожа, или Как второй раз стать догарессой
Маршал Франции Жиль де Ре: оправдание через века
Франциск I: тайна рождения и престола
Загадка лондонского Тауэра, или Удостоверение призрачной личности
Соломония Сабурова: развенчание кровавого мифа
Иван Грозный, не убивающий своего сына
Архивная сенсация, или Создание русского Голема
Указ Ивана IV, или Развенчание мифа
Генрих Наваррский: рыцарь королевы Марго или расчетливый убийца?
Роковой пик наслаждения
«И тайны замыслы судеб…», или Что общего у Генриха VIII и Петра I
Царь, о котором мало кто помнит
Танки на московской заставе XVII века
Подлинная история самозваного сына Василия Шуйского
Необычный сыщик Людовика XIV, или Нет пророка в своем отечестве
Ломоносов – сын Петра
«Поди вон!», или Видения императриц российских
Принц, навязанный России
Отчего род Трезини перестал служить России
Российская загадка, или Правда об оболганном в веках
Тайный супруг императрицы
Разумовские: от любви до ненависти
Правда о Софье Перовской: мечты и месть
Керенский и Ульянов: февральско-октябрьские парадоксы
Медонская королева
Людовик XV: вверх по лестнице, ведущей вниз
Сен-Жермен: правда о бессмертном или бессмертие легенды
Московская версия загадочного графа
Миф о философе Руссо: назад к природе… и обратно
Сенсационные детали, о которых не расскажут наставники «простодушных»
Сила злобного навета, или Справедливость в веках
Бриллианты чужой игры, или Прелестная жертва
Таинственная графиня де Гаше
Взятие Бастилии: миф и реальность
Легенда о французском дофине, или Дети революции
Загадка отступления Фридриха-Вильгельма II
Нострадамус: интерпретация революции
Подарок Бенджамину Франклину
Тайна Екатерины Великой
Как поймать Пугачева, или Плата за овес
Тайная дочь императрицы: правда и вымысел
Шахматная сенсация, или Как сыграть с Екатериной Великой, Наполеоном и Гарри Каспаровым
Загадка рождения Павла I
Мадонна и рыцарь Мальтийского ордена
Грибоедов и последствия четверной дуэли
Почему потерял трон Наполеон
Тайна московского главнокомандующего
Невероятное воцарение короля Карла ХIV Юхана Шведского
Дуэль Гагарина и Наполеона, или Пари как двигатель прогресса
Парижские прогнозы для декабристов
Таинственный обмен, или Легенда о верности
За что повелели забыть Сюзетт Лабрусс
Другая жизнь маршала Нея: сенсация из-за океана
Роковая френология, или Рождение Лары Крофт, расхитительницы гробниц
Сенсация со страниц старых газет
Орловы: родовое возмездие
Великая нелюбовь княгини Волконской
Расследование великой сказки
Тайная любовь Пушкина
Пьер Ласснер: жажда творчества
Человек-Паук и Бэтмен – из преступника в герои
Реальная жизнь корабля-призрака: версии через столетия
Отец Сталина: легенда или сенсационное открытие
Клуб червонных валетов: тайное общество или фарс на декабристов
Человек летающий
Алмазные копи: сенсация или мыльный пузырь
Находка антиквара: от моавитских идолов до кумранских свитков
Прототип дикого купчины Островского или гордость России?
Иван Сытин: плоды просвещения
Клуб тринадцати: от тамплиеров до президентов Америки
Самый сенсационный рецепт: как стать миллионершей
Вышел Джекки из тумана: сериал длиной в 120 лет
«Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины»
Невероятное предупреждение об исторической катастрофе
Загадка старых писем, или Убийство под Рождество
Исторический феномен: вперед – в прошлое
«Титаник» как предчувствие
Прекрасная пешка в ужасной игре, или Открытие истины
Масонский заговор, или Тайное творчество Рериха
Борьба за высоту, или Начало кровавой сенсации
Человек, создавший Несси
«Максим Горький», или Смертельный приказ руководства
Исторический расчет или феномен познания?
Свет и тень индийской принцессы
Антарктида, или Новая Швабия
Засекреченная изобретательница мобильной связи
Пионер воздухоплавания, или Сенсационная подделка
Убийство Кеннеди как повод для науки
Кольцо Судьбы: мистика и реальность
Гаргантюа из Елисейского дворца, или Секретная страсть Жака Ширака
Ужас Амитвиля, или История, продиктованная жаждой денег
Тайник в книге, или Стоит ли верить предсказателям
Сенсация Нобелевской премии, или Поезд из параллельных миров
От Пифагора до Рональда Рейгана и дальше
Кража из средневекового монастыря
Кризисная сенсация: во всем виноваты… сфинксы
Календарь майя: конец света или страшилка для гламура

8

Публикация:

не в сети 1 неделя

Кристобаль Хунта

Тайная любовь Пушкина 3 738
Кристобаль Хозевич Хунта, заведующий отделом Смысла Жизни, был человек замечательный, но, по-видимому, совершенно бессердечный. Некогда, в ранней молодости, он долго был Великим Инквизитором и по сию пору сохранил тогдашние замашки. Почти все свои неудобопонятные эксперименты он производил либо над собой, либо над своими сотрудниками...
Комментарии: 76Публикации: 604Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!