Указ Ивана IV, или Развенчание мифа. (О пьянстве на Руси)

Каков самый устойчивый миф о России? Верно: страна извечного пьянства. Весь мир в голос твердит об этом. А может, наговаривают? Может, просто выгодно выставлять нас пьяными да сиволапыми?

А если дать слово историкам, не опровергнут ли они сей наговор? Вполне – и весьма сенсационно!

Знаете, с чего пошел миф о беспробудном русском пьянстве? С ответа князя Владимира Красное Солнышко магометанским послам, кои возмечтали обратить Русь в свою веру. Ответ князя поведал нам летописец Нестор: «Руси веселие есть пити, а без того не может быти!» Проще говоря, князь Владимир нашел предлог для вежливого отказа от перехода страны в мусульманство, ибо эта религия запрещает винопитие. Только где ж здесь сказано, что Русь вечно напивается в стельку? Тут говорится как раз о противоположном: что на Руси пьют для веселья, а не для опьянения. Словом, сразу же все оказалось поставлено с ног на голову.

Вспомним другое утверждение: «Без водки русский человек жить не может!» А знаете, кто запустил эти слова в общественное сознание? Невероятный проныра, купец греческого происхождения, ставший в России первой половины XIX века винным откупщиком, – некий Бенардаки. Совместно со своим сотоварищем, тоже винным откупщиком, Алфераки этот грек сумел откупить в казне чуть не половину винного рынка – еще бы им не уверять народ, что тот века не просыхает и что это вполне в его, народа, духе.

Вот только историки считают, что лукавили Бенардаки-Алфераки. Возьмем хотя бы Москву – Первопрестольную столицу. Конечно, у нас холодно и жизнь тяжела. Потому москвичи, что в курных избушках, что в княжьих хоромах, варили медовуху и пиво (не путать с современным напитком; старинные «пивы» – разные наливки-варева, которые пили теплыми зимой или охлажденными летом) издревле – и для сугрева, и для хорошего настроения. Вот только москвичи по улицам пьяными не бродили и в лужах не валялись. Больше того, «веселие» восхвалялось, а пьянство осуждалось. Недаром народ твердо знал церковные слова: «От вина… руки трясутся, колени скорчатся, жилы сволокутся, лицо обрызгло сотворится – и весь человек непотребен явится».

Ну а чтобы такового никто и не сумел созерцать, пили москвичи только в домах. Общественный кабак появился в городе только в 1552 году. Был он открыт по особому указу царя Ивана Грозного, находился не в центре, а на отшибе – на Балчуге и имел особую задачу: там задарма наливали хлебное вино только царским опричникам. Проще говоря, сие заведение играло успокаивающую роль в рядах царских приспешников, надо же где-то приходить в себя после кровавых и ретивых дел опричнины.

Когда же опричнину отменили, в первом московском кабаке стали наливать и простым посетителям, но только за деньги. Однако просуществовал кабак недолго. Благочестивый царь Федор Иоаннович, сын Грозного, чуть не первым своим указом закрыл кабак, ибо было то «место злачное», а «страсти в нем – буйные». Так город опять остался без общественного места распития. И ничего – никаких волнений не случилось.

Однако ко времени воцарения Бориса Годунова казна настолько опустела, что предприимчивый царь-менеджер решил делать деньги на всем возможном. Кабак снова открылся, но питие вздорожало, так как в цену впервые вошла государственная пошлина. Потом открылись погреба фряжских вин (то есть иноземных), однако туда допускались лишь иностранцы. Надо сказать, что русский народ туда и не стремился. Не было у него тяги к распитию крепких напитков в общественных местах. Только к концу первой четверти XVII века в столице открылось невиданное число кабаков – аж целых три штуки. И надо отметить, что народ валом не повалил. Большая часть посетителей состояла, как ни странно, из бездомных и нищих. Ну а чтобы расплатиться за выпивку, в этих трактирах можно было заложить одежду.

Но долго кабаки не продержались. К середине XVII века вышел новый царский указ (представляете, сколь важным виделся тогда питейный вопрос, что требовались особые указы!) об упразднении кабаков, ведь в них только пили, а еды не подавали. По указу возникли корчмы или кружалы (кружечные дворы, где вино отпускали кружками). И эти кружалы теперь обязаны были подавать не только вино, но и еду – «дабы до риза не опьянялися». Проще говоря, власти никак не стремились спаивать народ.

Догадываетесь, когда возродились питейные заведения без еды, «где продаются и тут же распиваются спиртные и хмельные напитки»? Конечно же во времена царя-реформатора Петра I, чьи преобразования и начинались обычно с непотребных пьянок и лихих гулянок. Однако, поездивши по миру, и Петр начал «блюсти нравы»: приказал именовать кабаки на иностранный лад австериями и дать им собственные имена. Кабак у Лобного места на Красной площади назвали «Под пушкой» (рядом стояли пушки), кружало на Петровской улице назвали Петровским, а кабак рядом с ним – вообще «Татьянкой» (одни говорят, так звали хозяйку, другие – гармонь, на которой гармонист веселил народ по вечерам). И дело таки пошло, а вернее, по Петровому указу – влет полетело. Появились «потехи» – карточные и азартные игры, а также «женки» для веселого времяпрепровождения. К 1720 году в Москве обнаружилось уже более 20 питейных заведений, а к 1770-му полторы сотни.

Однако императрица Екатерина II указом от 9 марта 1792 года начала наводить порядки в питейных и гостиничных заведениях: «дабы в них развращенные люди и зазорные женщины не впускались и картежная игра во всех тех местах была искоренена и уничтожена». Но рачительная государыня и о доходах казны не забыла. Именно во времена Екатерины прибыль от продажи спиртных напитков стала главной статьей государственного дохода. Сравните: подушный оклад приносил 11 миллионов, а винная подать – 24 миллиона рублей в год. И доход шел по нарастающей.

В 1810 году московский градоначальник граф Ростопчин, будущий главнокомандующий, в сердцах написал императору Александру I в приватном письме: «…если народ оставить в настоящем положении, то чрез несколько лет купцы, ремесленники, крестьяне и люди наши представят вместо громады верноподданных скопище пьяниц и воров. Сорок трактиров открыты днем и ночью. В одном Царьградском выпивают ежедневно по 16 тысяч бутылок пива, а вина в Москве каждый день… до 400 тысяч стаканов…»

Представляете, по Москве аж 40 трактиров!.. Да, например, в Лондоне начала XIX века их было без счета. В каждом втором доме, как писал Диккенс, наливали и разливали. Вот вам и российское пьянство – всего-то 40 трактиров на громадный город!.. Но даже это количество тревожило градоначальника Ростопчина! Но времена Отечественной войны 1812 года, а затем общественный катаклизм, вызванный восстанием декабристов, резко изменили общественное настроение. Москва вдруг стала снова возвращаться к патриархальному укладу. Общественная жизнь быстро перетекла в домашнюю. Конечно, стремление вкусно и хорошо поесть да и выпить никуда не исчезли, но выпивка и празднование снова переместились в домашнюю атмосферу. Рестораны стали скромнее, ибо деньги быстро таяли в карманах горожан. Богатые заведения уступили место трактирам средней руки, где собиралась публика, отнюдь не склонная к кутежам. Дадим слово современнику: «Во-первых, дам никогда не бывало в общей зале, и рядом с элегантной молодежью сидели совсем просто одетые скромные люди. А очень много лиц торгового сословия в кафтанах пребывали в трактирах, предаваясь исключительно чаепитию… В общей зале было довольно чинно, чему содействовал служительский персонал – половые. Это были старые и молодые люди, но решительно все степенного вида, покойные, учтивые… Трактиры имели свою постоянную публику, и частые посетители величались половыми по имени и отчеству, состояли с ними в дружбе».

В таких трактирах за чаепитием русские купцы вели переговоры и заключали крупные сделки. Конечно, дела «вспрыскивали и обмывали», но рюмками, а не ведрами, как говорят мифы. Пьянство было скорее исключением, чем нормой. Недаром пьяниц высмеивали, о них шла дурная молва, их старались обходить стороной и не иметь с ними дела, наконец, их жалели. Кутежи не считались достоинствами и показателями богатства. Настоящие купцы, несмотря на то что расчеты их дел быстро переходили с тысяч на миллионы, по-прежнему предпочитали «беспьяный», домашний образ жизни, патриархально справляя церковные праздники и выезжая по воскресеньям на отдых в лесные Сокольники. Конечно, случались и пьяные «кутежи с размахом», «обеды с шампанским до упивона», «оргии с похищением цыганок», но это были те самые редкие случаи, о которых слагались городские легенды, а никак не общая манера жизни «в объятиях с водкой». Словом, как ни крути, история доказывает, что вечное и поголовное пьянство русских – грязный миф. Так, может, не стоит поддаваться такому мифу, а опровергнуть его? То-то будет сенсация!

Самая жгучая тайна Древнего Египта
Что нам заграница, или Юрий Долгорукий как принц Уэссекский
Данте Алигьери: рукописи и тайны
Заговор дожа, или Как второй раз стать догарессой
Маршал Франции Жиль де Ре: оправдание через века
Франциск I: тайна рождения и престола
Загадка лондонского Тауэра, или Удостоверение призрачной личности
Соломония Сабурова: развенчание кровавого мифа
Иван Грозный, не убивающий своего сына
Архивная сенсация, или Создание русского Голема
Указ Ивана IV, или Развенчание мифа
Генрих Наваррский: рыцарь королевы Марго или расчетливый убийца?
Роковой пик наслаждения
«И тайны замыслы судеб…», или Что общего у Генриха VIII и Петра I
Царь, о котором мало кто помнит
Танки на московской заставе XVII века
Подлинная история самозваного сына Василия Шуйского
Необычный сыщик Людовика XIV, или Нет пророка в своем отечестве
Ломоносов – сын Петра
«Поди вон!», или Видения императриц российских
Принц, навязанный России
Отчего род Трезини перестал служить России
Российская загадка, или Правда об оболганном в веках
Тайный супруг императрицы
Разумовские: от любви до ненависти
Правда о Софье Перовской: мечты и месть
Керенский и Ульянов: февральско-октябрьские парадоксы
Медонская королева
Людовик XV: вверх по лестнице, ведущей вниз
Сен-Жермен: правда о бессмертном или бессмертие легенды
Московская версия загадочного графа
Миф о философе Руссо: назад к природе… и обратно
Сенсационные детали, о которых не расскажут наставники «простодушных»
Сила злобного навета, или Справедливость в веках
Бриллианты чужой игры, или Прелестная жертва
Таинственная графиня де Гаше
Взятие Бастилии: миф и реальность
Легенда о французском дофине, или Дети революции
Загадка отступления Фридриха-Вильгельма II
Нострадамус: интерпретация революции
Подарок Бенджамину Франклину
Тайна Екатерины Великой
Как поймать Пугачева, или Плата за овес
Тайная дочь императрицы: правда и вымысел
Шахматная сенсация, или Как сыграть с Екатериной Великой, Наполеоном и Гарри Каспаровым
Загадка рождения Павла I
Мадонна и рыцарь Мальтийского ордена
Грибоедов и последствия четверной дуэли
Почему потерял трон Наполеон
Тайна московского главнокомандующего
Невероятное воцарение короля Карла ХIV Юхана Шведского
Дуэль Гагарина и Наполеона, или Пари как двигатель прогресса
Парижские прогнозы для декабристов
Таинственный обмен, или Легенда о верности
За что повелели забыть Сюзетт Лабрусс
Другая жизнь маршала Нея: сенсация из-за океана
Роковая френология, или Рождение Лары Крофт, расхитительницы гробниц
Сенсация со страниц старых газет
Орловы: родовое возмездие
Великая нелюбовь княгини Волконской
Расследование великой сказки
Тайная любовь Пушкина
Пьер Ласснер: жажда творчества
Человек-Паук и Бэтмен – из преступника в герои
Реальная жизнь корабля-призрака: версии через столетия
Отец Сталина: легенда или сенсационное открытие
Клуб червонных валетов: тайное общество или фарс на декабристов
Человек летающий
Алмазные копи: сенсация или мыльный пузырь
Находка антиквара: от моавитских идолов до кумранских свитков
Прототип дикого купчины Островского или гордость России?
Иван Сытин: плоды просвещения
Клуб тринадцати: от тамплиеров до президентов Америки
Самый сенсационный рецепт: как стать миллионершей
Вышел Джекки из тумана: сериал длиной в 120 лет
«Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины»
Невероятное предупреждение об исторической катастрофе
Загадка старых писем, или Убийство под Рождество
Исторический феномен: вперед – в прошлое
«Титаник» как предчувствие
Прекрасная пешка в ужасной игре, или Открытие истины
Масонский заговор, или Тайное творчество Рериха
Борьба за высоту, или Начало кровавой сенсации
Человек, создавший Несси
«Максим Горький», или Смертельный приказ руководства
Исторический расчет или феномен познания?
Свет и тень индийской принцессы
Антарктида, или Новая Швабия
Засекреченная изобретательница мобильной связи
Пионер воздухоплавания, или Сенсационная подделка
Убийство Кеннеди как повод для науки
Кольцо Судьбы: мистика и реальность
Гаргантюа из Елисейского дворца, или Секретная страсть Жака Ширака
Ужас Амитвиля, или История, продиктованная жаждой денег
Тайник в книге, или Стоит ли верить предсказателям
Сенсация Нобелевской премии, или Поезд из параллельных миров
От Пифагора до Рональда Рейгана и дальше
Кража из средневекового монастыря
Кризисная сенсация: во всем виноваты… сфинксы
Календарь майя: конец света или страшилка для гламура

Указ Ивана IV, или Развенчание мифа. (О пьянстве на Руси)
Указ Ивана IV, или Развенчание мифа. (О пьянстве на Руси)
10

Публикация:

не в сети 4 дня

Кристобаль Хунта

Указ Ивана IV, или Развенчание мифа. (О пьянстве на Руси) 4 878
Кристобаль Хозевич Хунта, заведующий отделом Смысла Жизни, был человек замечательный, но, по-видимому, совершенно бессердечный. Некогда, в ранней молодости, он долго был Великим Инквизитором и по сию пору сохранил тогдашние замашки. Почти все свои неудобопонятные эксперименты он производил либо над собой, либо над своими сотрудниками...
Комментарии: 77Публикации: 769Регистрация: 13-08-2019
Если Вам понравилась статья, поделитесь ею в соц.сетях!

© 2019 - 2022 BarCaffe · Информация в интернете общая, а ссылка дело воспитания!

Авторизация
*
*

Регистрация
*
*
*
Генерация пароля